чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
teatipsbrief200: русский, english
english site



чай :: осеньчай 2004. суббота, 2 октября

Сразу хочу предупредить, что мое повествование о субботе будет значительно короче, чем рассказ о пятнице. Во-первых, потому что кое-что уже просто начало повторяться, а во-вторых, потому что начала вступать в свои полные права чайная «измененка» (измененное состояние сознания). Про чайную «измененку» я могу хоть диссертацию написать, но одно из ее свойств в том, что дискретность сознания отключается (память на цифры, факты и названия пропадает), а континуальность ощущений и чувств обостряется. Все окружающее превращается в один большой кайф, а точные цифры, кому они нафик нужны?

Так вот. Утром мы все же проснулись, позавтракали, немного поискали лошадок (увы, не нашли), и стали ждать очередную группу осеньчайников из Москвы. Разумеется, мы не просто их ждали, а пили чай. Что именно, я к стыду своему не помню...

По пути в Михайловское...
По пути в Михайловское...

Угощаем чаем вскоре приехавших Пашу, Антонину, Дениса и Марину, наскоро собираемся и топаем на экскурсию в Михайловское. Погода стоит удивительная, как по заказу — чистейшее голубое небо, яркое солнце, ветерочек свежий, но в целом тепло. Кругом полыхает всеми цветами радуги осень, короче, не природа, а картинка какая-то глянцевая, рекламная, идеальная.

Проходим деревеньку Бугрово, где полно машин с питерскими номерами, на избах висят спутниковые антенны, а на сараях вывески «Картинная галерея» и двигаемся через парк в Михайловское. В Михайловском активно фотографируемся и фотографируем. Писать про то, что именно фотографируем, мне не хочется, т.к. в Михайловском я бывал слишком часто, да и описание всяких там аллей и домиков не столь важно. Важно то, что нашей группой осеньчайников были совершены две контркультурные ритуально-символически-чайные акции.

Пушкин с чашкой. Пусть порадуется — а то читать-то его все читают, а чаю и не нальет никто...
Пушкин с чашкой. Пусть порадуется — а то читать-то его все читают, а чаю и не нальет никто...

Первая акция заключалась в символическом вручении чайной чашки возлежащему бронзовому Александру Сергеевичу. Чашка была вручена со словами благодарности, потому что, как известно чай А.С. любил, и дух его радушно принял в своих краях всех осеньчайников. Наши ритуальные восторги показались несколько бурными местному охраннику, который выпасал нас почти до самого дома, где жил С.Гейченко, первый директор музея-заповедника Михайловское. Хотя, может быть охранника смутила внушительная фигура Романа, несущего в руках «ядерный чемоданчик» — газовую плитку. Дружно фотографируем коллекцию самоваров, выставленных в окошках домика. (Эх, блинн! Все-таки музейщики страшные люди! Им бы все заныкать, да запрятать за семь печатей. Давно бы сделали из этих дивных самоваров открытую экспозицию. Народ требует!!!). Потом мы полюбовались на местного трубочиста, который вместо гирьки чистил трубу кирпичом на веревочке, и потом (видимо, на счастье) этот самый кирпич нам под ноги и уронил с крыши.

Вот под этой мельницей мы и пили чай...
Вот под этой мельницей мы и пили чай...

Вторая контркультурная акция состоялась как питие чая под мельницей, что стоит на берегу Сороти. Несмотря на все попытки Паши и Антонины заломать оную мельницу (я подозревал, что в каждом чаемане есть что-то от Дон Кихота!), она все же устояла. Мало того, мельница даже не сгорела, хотя мы и кипятили рядышком чай на плитке! Возле мельницы красиво: речка неподалеку, кусты с полыхающими ягодами шиповника и множество летящих паутинок, которые повисали на крыльях мельницы и сверкали на солнышке... Пока неутомимые Серей с Шумаковым заваривали золотистый дарджилинг, Аня собирает шиповник, Глеб тренируется в метании здоровенной дреколины, в общем, каждый находит себе занятие по душе. Наверное, мы представляем несколько странное и пугающее зрелище для многочисленных туристических групп, которые осторожно заглядывают за мельницу, видят нас и тихонечко сматываются восвояси. Наконец, чай готов и в свежем воздухе витает дивный аромат дарджилинга. Пьем чай, перекусываем прихваченными печенюшками, после чего раздается звонок от вечно опаздывающего Кулдина, который (уже прошло больше половины осеньчая!) наконец-то добрался до Пушгор, и Денис с Ольгой отправляются его встречать.

Допиваем чай, добрым словом поминая А.С. и здешние красивульные места и топаем на Савкину горку, где, разумеется, наслаждаемся открывшимися видами. Потом идем обратно, фотографируясь возле всяких там полезных информационных камней (вдруг кто забудет, сколько там верст до Питера?). Возвращаемся, там уже нас поджидают Кулдин, Денис с Ольгой. Всей толпой обедаем, после обеда садимся пить чай. Пьем пушонг и, кажется, что-то из улунов. Улуны те же, что мы пробовали вчера, тайваньские. Ко всеобщему большому сожалению свеженькие материковые улуны не подоспели к нашему осеньчаю, посему так и не получилось обстоятельно сравнить китайские и тайваньские чаи. Шаманили над приготовлением чая Паша и Глеб, пили и наслаждались, разумеется, всей толпой.

Руки-то заняты...
Руки-то заняты...

Потом было повторено вчерашнее питие черного чая со спиртным. И вот тут Шумаков, многообещающе и смущенно улыбаясь, извлек на свет Божий два крайне неприличных плантационных ассама — Орангахули и Боренгахули. Чаи вызвали настоящий фурор о осеньчайников и особенно понравились Мэй, которая даже обещала сменить свой ник на соответствующий ;-))) Чаепитие происходило (разумеется, с фирменными слойками) на крылечке и тут вдруг народ обратил внимание на расположенный неподалеку фонарный столб — который весьма ощутимо покосился, хотя и не упал совсем, как было на Леточае! Этот Знак точно подтверждал — верной дорогой идете, товарисчи! На ужине не произошло ничего выдающегося, если не считать явления сразу после ужина черного пса. Вообще, тема сама по себе очень интересная — черная столовская киска, черные лошадки, черный пес — к чему бы это? Сдается мне, что это подземные духи Пушкин Шань проверяли нас на прочность! Но от собаки Глебу чем-то там удалось откупиться...

После ужина был, по моему мнению, гвоздь всего осеньчая — Сергей рассказывал про Тайвань, тамошние замечательные чаи, и тамошних чаеманов, иллюстрируя свой рассказ красочными фотографиями. Вообще, информации просто море, и, сдается мне, придется нам на сайте заводить новый раздел про тайваньские чаи ;-))

Пока все были  в бане, они чай пили...
Пока все были в бане, они чай пили...

Потом народ ломанулся в баню. И на мой згляд — зря! Во-первых, баня как баня, и чего мы там не видели? Во-вторых, некоторые товарисчи (Сергей, Роман и я) остались и не просто дослушали крайне интересный рассказ Сергея про тайваньскую чайную посуду, утварь, мебель и прочие фишечки, но еще и с чувством попили чайку! «Вам еще не завидно — тогда мы идем к вам!»

Потом народ стал возвращаться из бани — морды у всех крррасные! Возвернулись, и тут началось... Начали с креветок в пушонге (надо же было приобщить неофитов), потом был зеленый пуэр, потом перекинулись на обычный пуэр, потом на пуэры в молоке, потом...

Седой ежик.
Седой ежик.

Потом, кажется, я заснул (пред этим хлебнув пуэрчика в молоке). И, как выяснилось, проспал нечто весьма интересное — явление пятнистого ежика-мутанта народу. Сначала, я даже было расстроился, что такой групповой чайный глюк миновал меня, но потом увидел фотографии и понял, что ежик был взаправду. А это уже не так обидно...

Спал я крепко и сладко, про что, кстати, говорили и остальные осеньчайники. Видимо, пуэр на молоке обладает неким снотворно-успокаивающим действием. Воздух был довольно свежий, лошадки не беспокоили, удалось чудненько выспаться и отдохнуть.