чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 238 (11.11.04). д. шумаков

ЧАЙНЫЙ РЕЖИМ
Вот уже на протяжении месяца я пью чай «в новом формате». Вообще-то, мои чайные привычки меняются достаточно часто. Иногда мне кажется, что какая-либо «локальная» чайная традиция утвердилась навеки, а потом – бац! – и все меняется. Так у меня было с утренними сэндвичами к чаю (сдобная булка, паштет, масло, плавленый сыр) – я сочетал их с чаем на протяжении трех лет и думал, что так будет всегда. Ничего подобного – однажды как отрубило. И больше не хочется.

Так вот, сейчас у меня формировалась новая традиция – сколько она продержится, я не знаю, но пока она мне очень нравится. Мало того, у нее очень любопытное физиологическое действие.

Итак, в течение суток я пью три чая. Первый, утренний – мелколистовой, цейлонский, ассамский или кенийский (или купаж типа English Breakfast). Из кондовой кружки в триста миллилитров, с двумя чайными ложками сахара, изрядным ломтем лимона и под мощный бутерброд с маслом и сыром. Так как в наши окна виден рассвет, иногда такое чаепитие сопровождается созерцанием утреннего неба, впадением в просветленную тоску и опозданием на работу.

Второй, дневной или обеденный чай, пьется после обеда или ужина – в том случае, если обед или ужин происходят дома (а они там происходят почти всегда). После обеда или ужина я завариваю дарджилинг (как вариант – непальский или сиккимский чай) или что-либо китайское (или купажи на основе китайского чая). Такой чай, конечно, пьется без сахара и из приличной посуды – из моих любимых белых чашек с аккуратной синей полоской. Такой чай или вовсе ничем не закусывается, или пьется с легкими печенюшками (чаще всего – овсяная Bisca) или маленькими сухариками с маком. Я давно уже заметил, что такой обеденный чай чрезвычайно важен для меня – он возвращает в жизнь порядок и смысл, обычно утрачиваемые к середине рабочего дня (если пьется после обеда) и возвращает меня домой, вырывая из суеты и усталости (если пьется после ужина).

Третий, вечерний чай, пьется в районе 22-23 часов. Обычно – перед компьютером (как, например, сейчас, когда я пишу этот выпуск рассылки). И почти всегда это – тайваньский улун (чаще всего – Дун Дин, Ли Шань или Цуй Юй). Улун этот заваривается без особых изысков (церемонить церемонию не всегда удобно), но в очень красивом прозрачном чайнике. А пьется из удивительных пиалок, на дне которых плавают рыбки... Такое вечернее улунское чаепитие может продолжаться полчаса-час и доставлять огромное удовольствие.

Вот. Получается, что в течение суток мои чайные вкусы эволюционируют от достаточно простых к достаточно сложным. И так – каждый день. Поверьте, это очень приятно.

Что же касается необычного физиологического действия такого чайного режима, то оно выражается в том, что вот уже на протяжении месяца я сплю в среднем 4-5 часов в сутки. И пока чувствую себя хорошо. Сам удивляюсь ;)

ЧАЙНЫЙ ВОСТОК. ЦЕЛЕБНЫЕ ТРАВКИ
В минувшие выходные мы с женой заехали в Питер – по всяческим своим делам и навестить старых добрых знакомых из «Целого Мира» (это такой чайный клуб на Третьей линии Васильевского острова, 48). Старые добрые знакомые, в свою очередь, недавно вернулись из Китая, откуда привезли, конечно, всяческого чая, всяческой посуды и всяческой прочей всячины. Вот об этой всячине я и хочу сказать несколько слов.

Китайские добавки в чай появились в европейской России достаточно давно – свои первые цветы коричного дерева я купил, наверно, в 2000 году. Однако достаточно долго ассортимент этих добавок был невелик и исчерпывался всякими вкусными, ароматными или красивыми штучками (розы, хризантемы, упомянутые уже цветы коричного дерева).

А в выходные в «Целом мире» мне показали и подарили целую кучу новых китайских растительных штучек, которые, в первую очередь, являются целебными – их вкус и аромат при этом, сильно проигрывают их целебности. Наслаждаться, например, вкусом заваренных или настоянных на спирту завязей женьшеня достаточно проблематично – горький и деревянный вкус этого чудо-растения приятным не назовешь. Тоже самое можно сказать и о корневище родиолы розовой – это тоже очень целебная штука (в частности, она помогает работникам умственного труда лучше думать – если, конечно, можно так выразиться), но и вкус у нее весьма своеобразный.

Вот. Я это все к тому, что в ближайшее время целая группа мужественных людей будет ставить на себе научные и кулинарные опыты, целью которых будет выявления возможных вариантов сочетания новых, целебных добавок с чаем. Я, кстати, такие опыты ставил году примерно в 1991, добавляя в чай как раз настойки женьшеня (правда, корневища, а не завязей) и родиолы розовой (ее еще часто называют золотым корнем). Я очень хотел резко поумнеть – я был тогда студентом и любые простые способы облегчения студенческой участи казались мне очень привлекательными.

Сколько-либо заметных изменений в собственных интеллектуальных способностях я не заметил.

ЧАЙНЫЙ ЗАПАД. РАСТВОРИМАЯ ШТУКА
Уже достаточно давно – в середине сентября – в наши чуткие руки попала красочная жестяная банка, на которой большими буквами написано «Celestial Seasonings. Teahouse Chai. Cinnamon Spice». Достаточно быстро удалось выяснить, что Celestial Seasonings – это зарегистрированная торговая марка, под которой (в основном – в США) продаются разные растворимые напитки, включающие в свой состав чай или отдаленно чай напоминающие.

Та штука, что попала в наши руки, фактически, оказалась растворимой масалой – традиционным индийским чаем на молоке со специями. В состав это термоядерной смеси входит тростниковый сахар, обезжиренное молоко, экстракты черного и красного чая (что в данном случае понимается под красным чаем – я не знаю), сладкие сливки, натуральные ароматизаторы, молочный протеин, мед, морская соль, корица, кардамон, гвоздика, анис и имбирь. Для полной масалы не хватает только перца, хотя коктейль и так получился внушительным. Кроме ингредиентов и руководства по эксплуатации (растворить в воде или молоке), на банке присутствует таблица с питательными свойствами, указание на наличие кофеина и цитата из Джавахарлала Неру, примерно перевести которую можно следующим образом: «Приключения не закончатся никогда – если только мы будем охотно идти им навстречу».

Я часто размышляю над этой фразой – и пока не решаюсь попробовать эту растворимую штуку...

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
Я писал в рассылке какую-то ерунду. Перечитал, загрустил и решил не воспроизводить. Так всегда бывает – придумаешь новый формат, а он сразу возьмет и развалится.

ССЫЛКА
Давным-давно, году примерно в 2000, я привез из Москвы изящную зеленую баночку с чаем. Чай тот назывался Afternoon Dreams (или Dream, я уж точно не помню), а сама баночка была подписана изящной вязью: Betjeman and Barton. В те времена всякий новый чай производил на меня очень сильное впечатление – но этот просто поразил. И изяществом оформления, и вкусом, и ароматом, и какой-то невероятно притягательной аурой, присущей всему, что сделано во Франции, и сделано хорошо.

Так вот, буквально вчера, «прочесывая» интернет на предмет магазинов, продающих плантационные дарджилинги, я наткнулся на интернет-магазин Betjeman and Barton. C кучей тех самых плантационных дарджилингов и всяких прочих приятных чаев. Очень приятный магазин. Дорогой только. И во Франции...

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БУМ
Своей сегодняшней колонкой на «Информационном буме» я продолжаю рассказ о нечайных чаях. Сегодня речь идет о ройбосе.