чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 264 (12.05.05). д. шумаков

АВСТРАЛИЯ
Несколько дней назад из Австралии приехали мои старые друзья — родственников проведать, на историческую родину посмотреть и от попугаев отдохнуть. Приехали они, конечно, не с пустыми руками. Привезли мешочек из кенгуриной кожи (по одной версии — это кошелек, по другой — защитный чехольчик для преодоления колючих кустарников), чай и набор моделей чайников.

Австралия — нечайная страна. Чай там, конечно, продают, есть и чайная домик, славящийся своими десертами, и даже чайные плантации. Но особым пристрастием к чаю австралийцы не отличаются. Серфинг и прочие аналогичные развлечения занимают их гораздо больше.

Тем ценнее оказался привезенный подарок — набор из четырех малюсеньких (по 10 грамм) пачечек с чаем торговой марки «Old Bush». Чай этот, если верить надписи на одной из пачек, заваривается в Австралии с 1770 года («Brewed in Australia Since 1770»). Никаких следов этой торговой марки в интернете я, кстати, не нашел.

Так вот, каждый из чаев (а все они — мелколистовые, черные, ароматизированные, и, кажется, действительно выращен и изготовлен в Австралии) снабжен небольшой, но проникновенной легендой. Чай «Ti-Tree Tea», например, напрямую связан с Джеймсом Куком. Именно Кук и его спутники были первыми европейцами, оценившими напиток из листьев чайного дерева (Leptospermum sp.) — австралийского эндемика, к настоящему чаю никакого отношения не имеющему. А тот чай, что в пачке — это черный чай, с ароматом чайного дерева, ароматизированного лимоном.

Если честно, с такой двойной ароматизацией я сталкиваюсь впервые. В этой ароматизации австралийцы явно впереди планеты всей. И если, например, китайцы выкрадут у них эту технологию, то мы очень скоро получим зеленые чай, ароматизированные жасмином с молочным ароматом, или пушонги, ароматизированный лепестками роз с ароматом цветов коричного дерева...

Вернемся, однако, к австралийскому чаю. Очень меня порадовала картинка на пачке «Ti-Tree Tea». Маленькая, кругленькая, с парусником, аборигенской лодкой и двумя аборигенами на берегу, один из которых машет копьем. Интерпретировать эту картинку можно, как хочешь. Например, так: «Коренное население Австралии приветствует первых белых поселенцев». Или вот так: «Австралийские аборигены празднуют захват парусника и приветствуют соплеменников, возвращающихся с добычей». Красота!

Пачка чая «North Queensland Rum Tea» украшена паровозом, который едет по рельсам, проложенным между плантациями сахарного тростника. А над этим паровозом дядька в красной форме и фуражке держит одной рукой чашку с чаем, а другой рукой грозит этому чаю пальцем. История на одном боку пачки рассказывает о том, что из сахарного тростника в Северном Квинсленде делают ром. Другой же бок пачки украшает надпись, сообщающая, что чай с этим ромом освежает в жару и согревает зимой. И что эта пака содержит отличный австралийский чай, ароматизированный тем самым ромом.

Над «согревает зимой» я хотел было постебаться, но вспомнил рассказы друзей о том, что в австралийских домах часто бывает холоднее, чем на улице. Иногда это хорошо, а иногда — нет. И австралийцы часто простужаются — так что согревающий чай им будет весьма кстати.

Следующий чай — «Peppermint Eucalyptus Tea». Начитавшись рассказов про ароматизированное лимоном чайное дерево, я в этом случае ожидал аналогичного расклада. Собственно, в ароматизации эвкалипта перечной мятой есть даже какая-то эстетика. Эвкалипт — большой, мята — маленькая... Не тут-то было! Оказалось, что «перечномятными» называют эвкалиптовые деревья, растущие на берегах Порт-Джексона. Масло, изготовленное из листьев этих эвкалиптов, впервые было экспортировано в Англию аж в 1788 году...

В пачке же оказался чай, ароматизированный маслом широколистных и узколистных перечномятных эвкалиптов. Пачка эта, кстати, заслуживает особого внимания. На ней коала во фраке, в шляпе, с бабочкой и в фартуке с надписью «For Tea» потчует чаем кенгуру во фраке, с галстуком и в ботинках под сенью пышной растительностью. И все было бы хорошо, если бы эти зверушки не напоминали Чебурашку с Крокодилой Геном, а на заднем плане не вставало бы солнце, буквально повторяющее солнце на японских плакатах времен Второй Мировой, только в желтых тонах. Причем поднимается это солнце над горой, которая хоть не похожа на Фудзи, но ассоциации усиливает. С учетом того, что Чебурашка — персонаж в Японии чрезвычайно популярный, получается делириум столь высокой пробы, что его даже сравнить не с чем.

Ну и, наконец, в четвертой пачке милого розового цвета содержится «Tasmanian Apple Blossom Tea». Вот этот чай вызвал у меня подозрения сразу. Дело в том, что много уже лет назад я пытался экспериментировать с сушеным яблоневым цветом, надеясь получить в чае аромат цветущего сада. У меня ничего не получилось — засушенные цветы яблони пахли отвратительно.

На пачке же с чаем присутствует надпись, сообщающая, что первые яблони посадил в Тасмании некто Вильям Блай в 1788 году — а сейчас Тасманию называют яблоневым островом. И что яблоневым цветом чай на Тасмании ароматизируют со времен первых поселенцев.

Именно с этого чая я и начал дегустацию австралийской экзотики (еще раз повторюсь — ничего особого не ожидая). И вы знаете, описание и этого, и, наверное, других австралийских чаев, займет у меня много меньше места, нежели описание забавных пачечек.

Австралийский черный чай, ароматизированный цветками тасманской яблони, ничего особенного из себя не представляет. Австралийский черный чай, ароматизированный ромом из Северного Квинсленда (его я пью сейчас) ничего особенно из себя не представляет.

Два других чая — на очереди. Я скажу о них несколько слов в следующей рассылке.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БУМ
Моя сегодняшняя колонка на «Информационном Буме» посвящена сравнению чайных традиций. Если, конечно, их вообще можно сравнивать...