чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 274 (21.07.05). д. шумаков

КАНТУЧЧИ
Есть такие славнее печенюшки с забавным итальянским названием «Кантуччи» (Cantucci). Это сухарики из близкого к бисквитному теста, в классическом варианте – с миндалем (но бывают и с цукатами, шоколадом и прочими штуками). Принято считать, что печенюшки эти придумали флорентийцы (которые, поговаривают, придумали вообще всю европейскую кухню) для того, что бы макать их в сладкое вино. Об этом макании некоторое время назад писал мой коллега по «Информационному Буму» Андрей Шипилов, попутно сетуя на невозможность раздобыть Кантуччи в России.

А мы с женой тут зашли в магазин – и эти самые Кантуччи нашли. Даже не поверили, решили – вдруг не настоящие. Тщательно изучили коробку – все сходилось: печенюшки оказались итальянскими, и про вино на них тоже было написано. Одним словом, мы их купили и потащили домой. Проверять их на предмет макания в чай (высокая флорентийская культура виномакания в нашей отдельно взятой квартире как-то пока не прижилась).

Замечу, что до знакомства с настоящими итальянскими Кантуччи, мы уже пробовали печенюшки с названием «Кантуччинни» (с удвоением согласных, я, возможно, переборщил – но так прикольнее). Эти самые «Кантуччинни» были нашими, с орехами, цукатами и шоколадом, закуской к чаю оказались отменной – но макались плохо. Крошились и распадались. Так что к проверки на макабельность итальянских Кантуччи мы ждали с особенным интересом.

Проверка прошла отлично. Кантуччи моментально пропитываются чаем – и при этом некоторое время не разваливаются. Оно очень короткое, это «некоторое время», но его отлично хватает, чтобы пить чай с этими штуками не особенно суетясь. А еще они почти не крошатся – и не нарушают эстетики чаепития.

А еще они просто вкусные. Так что если эти итальянские Кантуччи попадутся вам на жизненном пути – съешьте их.

ЛУНЦЗИН. ЗЕЛЕНЫЙ И ПЛОСКИЙ
Несколько рассылок назад я начал рассказывать о знаменитых китайских чаях – начав с зеленого чая ДунТин БиЛоЧунь. Возможно, это было не совсем правильное решение – потому что право считаться первым из знаменитых китайских чаев принадлежит, пожалуй, чаю ЛунЦзин.

В Интернете материалов об этом чае великое множество – всякий уважающий себя чайный сайт о ЛунЦзине что-нибудь обязательно пишет. Мало того, информация о ЛунЦзине встречается в источниках, невероятно далеких от современного информационного пространства – этому чаю посвящена статья в книге К. М. Джемухадзе «Культура и производство чая в Китайской Народной Республике» (Издательство Академии Наук СССР, Москва: 1961 год).

Я постараюсь эту информацию систематизировать и вам, уважаемые подписчики, постепенно изложить.

Начиная, конечно, с легенды. Также опубликованной до возникновения новейшей российско-китайской чайной истории (она приводится в книге Н.В Захаровой «Искусство китайской кулинарии», вышедшей в Издательстве Московского университета в 1992) – что нетипично для чайных легенд. Я приведу эту легенду с очень большими сокращениями.

В деревне с названием Колодец Дракона (именно так чаще всего переводят название этого чая) жила была бедная старушка, сил которой хватало только на то, чтобы ухаживать за несколькими старыми и никуда не годными чайными кустами и собирать с них убогий урожай.

Впрочем, старушка эта была позитивной – и с удовольствием угощая чаем всех, кто к ней захаживал. А однажды перед Новым годом к ней заглянул в гости непростой старичок. Он подивился старушкиной бедности, тем более, что по его словам во дворе у бабульки таилось настоящее богатство – ступка с прошлогодним мусором. Старушка, решив, что старичок над ней смеется, предложила ему эту ступку забрать, однако тот от подарка отказался, сказав, впрочем, что с удовольствием ее купит. Вот только за носильщиками сходит.

Пока непростой старичок ходил за носильщиками, старушка весь мусор из ступки выгребла и закопала под чайные кусты, думая, что чистая ступка понравится непростому старичку больше, нежели грязная. Вернувшийся старичок, однако, отсутствием мусора расстроился, отметив, что именно он и составлял основную ценность. А теперь эта ценность перешла в чайные кусты.

Так оно и оказалось – уже весной на старушкиных чайных кустах выросли новые, удивительно хорошие листья, все жители деревни постепенно обзавелись черенками с бабулькиных кустов – и стали выращивать новый, просто замечательный чай.

Вот. Несмотря на традиционную для китайских чайных легенд загадочность, приведенный выше текст имеет минимум два рациональных момента. Во-первых, он явно указывает на существование так называемых «материнских» чайных кустов – кустов, с которых начался сорт чая.

Эти кусты действительно существуют. Их 12 (по другим данным – 18), они растут в той самой деревне Колодец Дракона на берегу озера СиХу, что в Ханьчжоу. Говорят, чаем именно с этих кустов восхитился император Цинь Лун – и он же пришел в смятение, когда узнал, сколько сил нужно, чтобы изготовить этот чай. А еще совсем недавно на аукционе в Ханьчжоу 100 грамм Лунцзина в этих кустов были проданы за $17 470.

Во-вторых, легенда немного неочевидно, но точно указывает на то, что для получения хорошего чая чайные кусты нужно удобрять. В том числе – и мусором из ступки.

Вот такая вот легенда. Продолжу рассказ о ЛунЦзине в следующей рассылке.

ЕЩЕ НЕМНОГО «ЛЕТОЧАЯ»
Сергей Калинин написал еще один отчет о прошедшем в июне «ЛетоЧае 2005». По-моему, замечательный отчет получился.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БУМ
В своей сегодняшней колонке на «Информационном Буме» я пишу о зеленом чае. Просто о зеленом чае.