чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 275 (28.07.05). д. шумаков

Мне никак не удается подобрать слово, которое исчерпывающе опишет тот феномен человеческо-чайных отношений традиций и взаимодействий, который вот уже на протяжении нескольких лет я наблюдаю вокруг себя. Мне не нравится слово «дао», еще меньше мне нравится слово «культура». Мне не хочется придумывать новых слов – тем более, что термин «чаизм», введенный Окакурой Какудзо почти сто лет назад, не особенно прижился... Есть очень хорошее слово «переживания», особенно если писать его так, как это было принято у философствующих авторов лет десять назад: «пере-живания» (чтобы избавить слово от привычного напряженного смысла) – но и это слово меня не до конца устраивает. Тем не менее, я буду его использовать – пока не отыщу лучшего.

Так вот, не меньше, чем я ломаю голову над подбором удачного термина, я размышляю и о том, что является основой этих самых чайных пере-живаний. И вот ведь незадача – размышления есть, а результата – нет.

Казалось бы, совершенно спокойно стержнем чайных пере-живаний можно объявить собственно чай – значительная часть живых традиций и застывших ритуалов связана непосредственно с напитком. Но чай, кажущийся обязательным, незаменимым и невероятно важном при формировании пере-живаний (знакомствах, контактах, дегустациях, размышлениях) уходит на второй план сразу после того, как эти пере-живания станут устойчивыми. Чай ведет себя, как вежливый собеседник, мастерски организующий беседу и тонко чувствующий, когда нужно замолчать и тихо присесть в уголку.

Другим кандидатом на роль стержня чайных пере-живаний является, конечно, человек. Чай и человек сопровождают друг друга на протяжении всей своей совместной истории – и во время чаепитий, являющихся кульминаций чайных пере-живаний, фокус внимания постоянно переключается с чая на человека, который этот чай готовит. Человек очень важен во всем этом процессе – но человек очень слаб. Искушение замкнуть все чайные пере-живания на себя, удовольствие от осознания собственной значимости и гордость собственным смирением очень быстро превращают чаепития в театр одного актера. Человек, понимающий собственную слабость, поступит по-чайному – и тоже уйдет в тень, предоставив пере-живанием пере-живаться по-своему. Ну а гордец начнет выдавать что-нибудь в толстовском стиле («Я должен был пить много чая...») и создавать по-толстовски же занудные и поучительные вещи...

Все мы люди умные и все прекрасно владеем лукавым приемом объединения двух неполноценных вариантов ответа на вопрос в надежде создать ответ полноценный. Вариант «самое главное – это единение чая и человека» кажется оптимальным – но только кажется. Это красивая отговорка, способная удовлетворить впечатлительных журналистов и упокоить любопытных – но не любознательных. Потому что «единение чая и человека» – это абстракция, хоть и красивая. Абстракция запросто может стать основой чего угодно – но в случае с чайными пере-живаниями я предпочел бы какую-либо более очевидную основу...

Иногда мне кажется, что в основе чайных пере-живаний лежат воспоминания и перемены, традиции и предвкушения. Удовольствие от воспоминаний о прошедших чаепитиях в сочетании с предвкушением чаепитий будущих. Устоявшиеся привычки и традиции в сочетании с готовностью и желанием воспринимать все то новое, что приносит нам наше чайное окружение...

Красивая иллюзия...

ПАВЕЛ ШВЕДОВ О ЧАЕ В РОССИИ (ИЛИ О ВСЕВЛАСТЬЕ ЦИФР)
Несколько дней назад мне на руки попалась пара страниц с выдержками из исследования состояния чайного рынка, проведенного компанией ACNielsen в 2004 году. Как известно, статистика – штука неблагодарная, низводит все проявления и стороны жизни к цифрам, процентам и долям. Но, несмотря на опасность создания шаблона «усредненного идеального чаепития», некоторые данные интересно было бы привести. Даже если они и так лежат на поверхности, разбросаны вокруг нас, глядят с чайных полок в магазинах и квартирах. Не говоря о том, что всегда интересно «увидеть» взгляд со стороны на российскую культуру чаепития и поразмыслить над, так сказать, социологическими объяснениями той динамики, которая происходит с отечественным чайным рынком.

По сравнению с прошлыми временами, говорится в исследовании, розничные продажи зеленого чая в крупнейших российских городах существенно возросли. По мнению социологов, «потребление зеленого чая становится частью здорового образа жизни, приобретающего все большую популярность, а также совпадает с модой на Восток, в частности на японскую кухню». Тем не менее, отмечается в исследовании, в России доля зеленого чая в структуре розничных продаж пока не так существенна как, например, на китайском рынке. По данным компании ACNielsen, в крупнейших городах КНР Шанхае и Пекине она составляла более трех четвертей всего реализованного в розницу чая – как пакетированного, так и листового. Для сравнения, в городах России данный показатель достиг лишь 8,0%. Так что здоровый образ жизни, вкупе с модой на японскую кухню, еще недостаточно популярна в среде российских горожан.

Интересно также отметить, что, по данным исследования, «в отличие от российского рынка, где зеленый чай в последние годы быстро завоевывает популярность у потребителей, в Китае доля этого сегмента, наоборот, постепенно сокращается». (Когда я читал эти строки, у меня возник вопрос: что же начинают пить китайцы, переставшие отдавать предпочтение зеленому чаю? Ответа на него, к сожалению, не дается).

Традиционный для россиян черный неароматизированный чай остается лидером продаж: его доля от общего объема реализации составляла 82,1%. «Однако постепенно он уступает свои позиции на рынке новомодным видам чая» (под новомодными подразумеваются, в первую очередь, зеленые чаи ;)).

Судя по результатам исследования, «среди «нетрадиционных» видов чая наибольшую благосклонность российского потребителя снискал черный ароматизированный чай»: его доля в розничных продажах составляет 8,6%. Зря в корень проблемы, исследователи делают вывод, что «популярность ароматизированного чая главным образом обусловлена его сходством с привычным черным чаем». Оптимистично.

Травяные и фруктовые чаи занимают небольшую долю розничных продаж - 1,3%.

Также исследователями были выделены категории красного и белого чая. Но, как указано в отчете, их доля в розничных продажах «пока крайне незначительна – она составляет сотые и тысячные доли процента». Непопулярность данных категорий, наверное, связана с непонятными границами между ними и иными группами чаев. Например, на вопрос о том, чем отличаются друг от друга зеленые и белые чаи, ответит не каждый человек, даже если его любимым чаем является Бай Хао Инь Чжэнь, ведь он запросто может покупать его как зеленый чай, а не непонятный слуху белый. Что же такое «красный чай» - это вообще загадка данного исследования.

Кстати, исследователи чайного рынка обладают интересными воззрениями на историю чайного рынка. Например, не лишена пикантности фраза о том, что «белый чай появился на российском розничном рынке только в 2003 году». Как видно, и под белым чаем, скорее всего, подразумевается нечто иное, чем Бай Хао Инь Чжэнь, ведь этот классический белый чай уже точно был в Москве за несколько лет до указанного срока.

В России растет популярность пакетированного чая. Его доля составила более четверти всех розничных продаж. По мнению исследователей, «рост продаж чая в пакетиках обусловлен желанием потребителей сделать свою повседневную жизнь максимально удобной. Таким образом, постепенно мы приближаемся к европейским стандартам потребления: на Западе именно пакетированный чай является наиболее популярным. Однако при этом российские тренды противоположны западноевропейским, согласно которым продажи листового чая растут: потребитель становится более сведущим, требует разнообразия вкусов и более высокого качества, чем предлагается основными брэндами чая в пакетиках». О как.

Чай воспринимается и как подарок: «вследствие развития рынка подарочной продукции в общем объеме продаж растет доля чая в сувенирной оригинальной упаковке – деревянных ящичках, полотняных мешочках, керамической упаковке, пластиковых банках».

Не ушло от внимания всеведущей статистики и то, что «в последнее время в розничных продажах чая наблюдается с одной стороны устойчивое снижение доли экономичных марок, а с другой – рост доли среднеценового и премиального сегментов, куда входят «нетрадиционные» виды чая: зеленый, фруктовый, черный ароматизированный». Как говорится в отчете, «дорогие элитные сорта чая привлекают все большее число потребителей с высокой покупательской способностью, в частности как элемент престижа и социальной принадлежности».

Средняя цена чая в России, несмотря на все ухищрения, продолжает безбожно расти. Странно даже. ;) В 2004 году она составила 280,8 рублей за 1 кг. В самых крупных городах эта тенденция еще более очевидна: в Москве средняя розничная цена за килограмм чая составила 358,4 рубля, в Санкт-Петербурге – 298,6 рубля. Как говорят авторы отчета, «это обусловлено ростом продаж пакетированного чая, с одной стороны, и активным развитием премиального сегмента и более дорогих видов чая, таких как черный ароматизированный или зеленый, – с другой».

Вот такая вот она, чайная Россия глазами социологов.

Низкий поклон Павлу.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БУМ
Свою сегодняшнюю колонку на «Информационном Буме» я с удовольствием посвятил публикации кавказских чайных впечатлений Николая Монахова. Я думаю, что его рассказ о старейшем чайном кусте Кавказа (только с гораздо большим количеством фотографий) появится скоро и на нашем сайте.