чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: осеньчай 2005. повалялись, проснулись — и домой...

Вернувшись из бани, мы переместились в коттедж №4, разобрали в нем всю мягкую мебель на подушки, сложили их на пол и начали долгое ночное чаепитие. Пили мы Ли Шань Улун от «Бирюзовых Чаев Тайваня», Жёлтый абхазский чай, привезенный Николем Монаховым, Юннань Мини Бин Пуэр в бамбуковых листьях (его мы сварили в пушкиногорских сливках) и Хун Би Ло из «Целого Мира». Согласно древней аппенинской пословице, ночью все кошки серы, а все чаи — одинаковы. Особенно если эта ночь — после интенсивного, многотрудного и многовкусного дня, которому предшествовал еще один многовкусный, многотрудный и интенсивный день. Поэтому я из той ночи более всего запомнил пуэр на сливках. Это впечатление было самым ярким, самым вкусным и, конечно, самым жирным.

В Пушкинских Горах коровы пасутся на покатой земле и потому из них получаются вкусные сливки.
В Пушкинских Горах коровы пасутся на покатой земле и потому из них получаются вкусные сливки.

Виноваты в этом, конечно, сливки. Я не знаю, чем кормят коров в Пушкинских Горах — но сливки там получаются отменными (уже после «ОсеньЧая» я вычитал где-то, что при естественной кормежке коровы являются основными поедателями полевых грибов-псилоцибов — но это так, к слову). Они, конечно, долго не хранятся (как и положено свежим сливкам) — но компенсацией за это неудобство является их невероятный вкус. Завершая «ОсеньЧай 2004», мы варили на этих сливках масалу, завершая «ОсеньЧай 2005» — пуэр. Тенденция... Я не знаю, что и когда мы будем еще варить на этих сливках — но в том, что они обязательно пойдут в дело, абсолютно уверен.

Провалявшись на подушках в обнимку с чаем часов до четырех утра, я отправился спать. Полагаю, что остальные участники напольно-подушечного чаепития практически сразу последовали моему примеру.

Утро третьего дня было достаточно «малочайным». Отчасти потому, что мы потихоньку собирались к дому, отчасти потому, что столько чаю пить просто нельзя и, наконец, потому, что Пушкинские Горы сами по себе очень интересное место. Интересность места усугубилась тем, что на самом исходе нашего мероприятия мы обнаружили пункт проката разных развлекательных конструкций. Вернее мы обнаружили его сразу — но от чая, как известно, мысли становятся очень неторопливыми, и о том, что в пункте проката можно что-либо взять на прокат, мы догадались только вечером второго дня. А утром третьего — взяли. Правда не все (а только Инна, Аня и Саша) и не всё (только велосипеды). Они уехали кататься по окрестным проселочным дорогам на велосипедах и чувствовать себя деревенскими почтальонами середины прошлого века — а мы остались без Чайного Летописца. Может быть и чаю тем утром было выпито много — но этого никто не записал.

Велосипедистки.
Велосипедистки.

Однако еще до велосипедного путешествия, Ирина успела зафиксировать чаепитие на пуфиках — мили пуэр (на сей раз — на воде) и абхазский деревенский чай от Мирода.

К 14.00 мы собрались, погрузились в автобус и уехали. Некоторые мои просчеты в планировании привели к тому, что нам пришлось полтора часа проторчать на железнодорожном вокзале Пскова — и, несмотря на обильные чайные возлияния в течение двух с половиной дней, к концу этого «вокзалостояния» мне снова захотелось чаю...

Спасибо всем, кто приехал! Саша, Мэй, Сергеич, Аня, Ирина, Павел, Оксана, Егор, Лена, еще раз Павел — я был очень рад вас всех видеть. Ирина — отдельное спасибо за чайную хронологию, что бы я опять без нее делал ;)

А еще спасибо Николаю Монахову («Редкие чаи Кавказа», «Надин»), Сергею Хорольскому (и всей честной компании «Бирюзовых Чаев Тайваня»), Алексею Чуракову («Целый Мир» и, немножко, «Джонсон Трейдинг»), Дмитрию Лёхину, Ирине Кочетовой, Павлу Шведову, Павлу Базунову, Анне Войновской, Саше Баженову, Павлу Шведову, Антонине Подоляк, Лене Шахметовой за предоставленные, привезенные и доставленные чаи.

Фотографии мои, Ольгины и Ирины Кочетовой. Нам тоже — спасибо.