чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 332 (31.08.06). д. шумаков

Чайные традиции разных стран можно сравнивать между собой (о том, имеет ли смысл такое сравнение вообще, сейчас говорить не будем) разными способами и по разным критериям. Например, их можно сравнить по разрыву между крайними точками — между повседневными непритязательными «низкими» чаепитиями и чаепитиями «высокими», которыми развлекаются знатоки чая высшего уровня.

На крайне низкой точке русской чайной традиции находятся вторячки (тетьячки, четверочки) — напитки, полученные многократным настаиванием одной и той же (стоящей в заварочном чайнике уже несколько дней) заварки или путем повторного заваривания нескольких спитых чайных пакетиков.

На крайне высокой точке русской чайной культуры находятся самоварные аристократические чаепития в стиле середины-конца XIX века. С хорошим фарфоровым чайным сервизом, обилием чайных лакомств и большим количеством свежезаваренного чая. Качество самого чая на двух крайних точках русской чайной традиции различается не сильно. Качественный цейлонский, китайский или индийский чай может сначала быть отлично испит в аристократической обстановке, а на следующее утро разбавлен и выпит этой же семьей с бутербродами с вареной колбасой, обильно сдобренной глютаматом натрия.

На крайне низкой точке английской чайной традиции находится ядреный чай в пакетиках (холодные бутилированные чаи рассматривать не будем — они в Европе, все-таки, ближе к газировкам, нежели к чаю). Этот чай централизованно закупается супермаркетами, перепаковывается и продается под собственной маркой. Пить этот чай в чистом виде неподготовленному человеку почти невозможно — чайная крошка, помещенная в пакетики, заваривается столь крепко, что от нее дух захватывает и конечности отнимаются (последние три слова — художественное преувеличение). Впрочем, и подготовленные англичане не особенно торопятся пить этот чай в чистом виде, 98% из них добавляют в чай молоко. Они себе не враги, это понятно. Пьют эту микстуру из пошлых (но, как это часто бывает в Англии, непонятно притягательных) кружек, точный вид которых можно подсмотреть в мультфильмах про Уоллеса и Громита.

На крайне высокой точке английских чаепитий — чаепития аристократические, уходящие корнями в викторианскую Англию. Фарфор (часто — невероятно красивый), традиционная белая скатерть, живые цветы, заварной чай, непременное молоко, белый и коричневый сахар в кубиках и традиционные английские чайные закуски. Качество чая, который подается на английских чаепитиях высокого уровня, как правило, заметно выше, чем у чая, который пьется между делом. Но иногда — это те же самые пакетики.

На крайне низкой точке японской чайной традиции можно разместить и многочисленные бутилированные чаи (на Востоке они часто получаются боле чайными, нежели на Западе), и традиционные японские недорогие сорта чая (типа банчи, ходжичи и всякой прочей сенчи), изготовленный из неяпонского (автралийского, индонезийского, вьетнамского и т.п.) сырья, и западные чайные пакетики — все зависит от тусовки. С бутилированными и пакетированными чаями все ясно — они, безусловно, «низкие», но для Японии неродные. Поэтому давайте считать «низшей японской чайной точкой» традиционные японские дешевые сорта чая, которые пьются с присущей японцам аккуратностью из скромной, но симпатичной посуды.

На крайне высокой точке японской чайной культуры находится японская чайная церемония, объяснять «заоблачность» которой по сравнению с повседневными чаепитиями нет никакой нужды. Она отличается от «низких» чаепитий настолько сильно, что человек неподготовленный, пожалуй, может даже усомниться в том, что во время церемоний и на повседневных чаепитиях японцы пьют один и тот же, в принципе, напиток (хотя это, пожалуй, тоже преувеличение). Чай, который пьется во время японской чайной церемонии, отличается от повседневных японских чаев весьма и весьма сильно.

С китайской крайне низкой чайной точкой дело и вовсе швах. Китай — страна большая и исключительно разнообразная, на звание самого «низкого» чая в ней момогут претендовать и многочисленные и весьма разнообразные бутилированные чаи, и Bubble-tea — сладкий (молочный или фруктовый) чай с тапиоковыми шариками, популярный ныне на Тайване, и многочисленные подделки под мировые брэнды (тот же Липтон в пакетиках в Китае и подделывают, и пьют за милую душу). Но, как и в японском случае, все эти «низкости» являются для Китая заимствованными. В качестве аутентичной «китайской чайной низкости» я предлагаю принять «суточные» чаи, то есть такие чаи, для приготовления которых в течение целого дня используется одна и та же заварка (утром всыпали свежий чай в пластиковую бутылку, весь день отпиваем-доливаем).

Высшие точки китайской чайной культуры находятся настолько высоко, что мне, как и подавляющему большинству любителей чая, в этой жизни наблюдать их, возможно, и не доведется. Поэтому будем считать высшей точкой китайской чайной культуры вариации на тему чайной церемонии (в лучшем их исполнении, конечно), популярные сейчас и среди туристов, приезжающих в Китай, и в российских китайских чайных клубах. И чай, который пьется на этих церемониях, и сами чаепития, отличаются от повседневных китайских очень сильно.

Итак, что же мы видим? А видим мы следующее.

В английской и русской чайных традициях разница между высокими и низкими чаепитиями весьма и весьма невелика. Причем разница эта заключается, прежде всего, в «обставлении» чаепитий, богатстве чайного стола и манерах участников чаепития — чай «высокий» от чая «низкого» отличается не очень сильно, даже по цене. Особенно в нашем, русском случае.

В китайской и японской чайных традициях разница между высокими и низкими чаепитиями несопоставимо больше, причем велика она во всем: в качестве чая, в качестве посуды (аргумент про подчеркиваемую простоту у японцев я не принимаю — эта простота часто лицемерна), в качестве людей, если можно так выразиться и если понимать под этим их положение, манеры и чайную подготовку.

Мне кажется, что причина такой «разницы разниц» между Востоком и Западом состоит в том, что на Западе (к которому пока отнесем и Россию) чаепитие на любом уровне является средством коммуникации, одним из способов общения между людьми. Социальная функция чаепития состоит в том, чтобы людей объединять.

На Востоке же (под которым в данном случае будем понимать Китай и Японию, к размышлениям о Средней Азии я не готов) чаепитие является способом общения только на своем низком уровне. Высокие же чаепития — это средства самопознания и самосовершенствования. Ну или процедуры, этим самым самопознаниям и самосовершенствованиям сопутствующие (мастер-фехтовальщик в перерывах между фехтованиями пьет чай, понимая, что чай — это тоже круто). Высокие восточные чаепития глубоко индивидуальны и их социальная роль, как это ни странно звучит, состоит в том, чтобы разъединять людей. А часто и в том, чтобы подчеркивать разницу между людьми.

Возможно именно поэтому китайские чаепития пришлись так ко двору в России, жители которой за несколько десятилетий невероятно истосковались по причудливым способам выпендрежа и самолюбования. Японские церемонии для этого тоже подошли бы, но они куда сложнее.