чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 358 (01.03.07). д. шумаков

ЧАЙНАЯ ВИКТОРИНА — ВРУЧЕНИЕ ПРИЗОВ
В ближайшую субботу, 3 марта, в 11 часов 30 минут, в ресторане «Аргумент» состоится розыгрыш призов и их вручение победителям чайной викторины, организованной не так давно сайтом журнала «Гастрономъ», интернет-магазином «Чайный экспресс» и, ясное дело, нашим сайтом.

В викторине приняли участи 620 любителей чая из России, Украины, Белоруссии, Израиля и Великобритании. 71 из них ответили на все вопросы викторины совершенно правильно — среди них и будут разыграны призы: чай, чайная утварь и чайные сладости из Тайваня.

Самым сложным, можно даже сказать, коварным, вопросом для участников викторины оказался вопрос о самом популярном на Тайване чае. Большинство участников назвало в качестве такого чая улун — но это, увы, не так. Больше всего на Тайване пьют «баблового чая» (Bubble Tea) — прохладительного напитка, приготавливаемого из крепкого черного чая, сахара, молока (опционально) и тапиоковых шариков.

Спасибо всем, кто принял участие в викторине. Надеюсь, вам было интересно. О том, как прошло вручение призов, я непременно скажу несколько слов в следующей рассылке.

ЧАЙНЫЕ БАЙКИ
Большую часть сегодняшнего выпуска рассылки я хочу посвятить чайным байкам — реальным и любопытным историям, так или иначе связанным с чаем. Или историям нереальным — но тоже любопытным и тоже с чаем связанным. Идея собрать все эти байки в кучу показалась мне достаточно увлекательной — и части этой коллекции я буду время от времени публиковать в выпусках рассылки.

На самом деле «реальность» или «нереальность» чайных баек часто бывает весьма условной — хотя бы потому, что большая часть этих историй касается прошлого (иногда — весьма далекого) и других стран (чаще всего — весьма далеких). И проверить подлинность чайных баек очень и очень сложно. Впрочем, это не очень важно. Байки ведь больше служат для создания настроения, а не для передачи информации.

Ну и, конечно, в том или ином виде значительная часть этих баек знакома большинству любителей чая — но я все равно их повторю. Опять же потому, что байки — они для удовольствия.

Самая первая чайная история, которую мне довелось услышать, была рассказана мне моим отцом, служившим в середине 1960-х годов в Грузии. По его словам, через границу с Турцией частенько везли контрабандой чай. Причем, что характерно, не турецкий, а хороший. Часть этого чая, конечно, задерживалась пограничниками и, естественно, так или иначе оказывалась на столах военных. Так вот, отец рассказывал, что именно тогда ему довелось попробовать кенийский чай — о котором, честно говоря, в Советском Союзе почти никто и не слышал. Как это часто бывает в детстве, сами слова — «Кенийский чай» — меня совершенно заворожили. Несмотря на пачку со слоном, индийский чай в моем детском воображении ни с чем романтическим не ассоциировался, ну а «цейлонский чай» и «грузинский чай» и вовсе звучало как-то по бытовому — как «югославская стенка» или «итальянские сапоги».

А в кенийском чае были львы, жирафы, антилопы и прочая саванна. Совершенно естественно, что желание попробовать кенийский чай превратилось для меня в одну из первых «чайных мечт». И, как и у всех других «мечт», у этой тоже наступила «сбыча». Ну и, как вы сами понимаете, весь африканский антураж — он оказался только на пачках кенийского чая. В большинстве его сортов никаких намеков на Африку нет — впрочем, к тому моменту, как мне довелось попробовать кенийский чай, разочарования от обманутых детских ожиданий меня совершенно уже не расстраивали.

Вот, собственно, и вся байка. Не совсем, согласитесь, «байковая», но я привел ее больше для затравки.

С первой уже по-настоящему чайной историей я столкнулся в какой-то книге для чтения на английском языке. Эту историю знают, пожалуй, даже люди, чаем практически не интересующиеся. Она относится к тому времени, когда чай только-только появился в Британии и англичане не особенно знали, что с ним делать. В том варианте этой поучительной истории, который попался мне первым, фигурировали моряк и его матушка (почти мифологические фигуры, согласитесь). Моряк, как это часто у моряков бывает, привез матушке в подарок чаю и велел матушке приготовить его в горячей воде. Разумная женщина залила листья кипятком, выдержала их в кипятке некоторое время, после чего настой слила, а листья подала на стол. В дальнейшем мне попадались вариации на «чайно-листовую» тему, в которых вместо моряка и его матушки фигурировало некое аристократическое семейство, были в подробностях описаны варианты подачи чайных листьев к столу (как салат, с солью и т.п.) и мужественная реакция гостей на необычное и невкусное блюдо (кривились, но ели молча — аристократы!) Но это, как вы понимаете, все мелочи и детали, сути истории не меняющие.

Несмотря на очевидную лубочность истории, она, с большой степенью вероятности, имеет под собой какие-либо реальные основания. Совсем необязательно, конечно, чайные листья были поданы к столу и гости их молча поели — молодой моряк мог вовремя схватить матушку за руку или гости ели чайные листья и от души веселились — но это не важно. Байка состоялась.

Еще одна чисто английская чайная история касается Уинстона Черчилля и его симпатии к Лапсангу Сушонгу. Собственно говоря, в самом факте любви конкретного человека к конкретному чаю нет ничего интересного — будь этот человек хоть десять раз премьер-министром. Однако в этой истории есть два любопытных момента. Во-первых, любовь Черчилля к копченому чаю может быть связана с тем, что этот чай хорошо сочетается с виски — причем не только во вкусовом плане (солодовость + дымность — это достаточно гармоничный союз), но и в плане действия. Лапсанг Сушонг неплохо отрезвляет — что весьма полезно любой высокопоставленной особе. Во-вторых, существует легенда, что в годы Второй Мировой войны, когда многие традиционные для Великобритании торговые связи были нарушены, Черчилль получал любимый чай (который изготавливался тогда только в Китае) от японцев, по хитрым дипломатическим каналам. Посмеиваясь при этом над предостережениями относительно того, что хитрые самураи могут Черчилля чаем отравить.

Впрочем, привести какие-либо достоверные доказательства в пользу чайных рассказов про Черчилля я не могу — так что это классическая байка. Такая же классическая, какой является легенда о появлении на свет черного чая, ароматизированного бергамотом.

Напомню, что базовая версия этой истории такова: Чарльз Грей, высокопоставленный британский дипломат, оказал ценную услугу китайскому вельможе и получил от него в качестве дара рецепт чая, ароматизированного бергамотом. Который с тех пор называется Earl Grey (Earl — это такой британский дворянский, близким, но не точным эквивалентом которого в Европе и России является титул графа ). У этой базовой версии есть несколько вариантов. В одном из них Чарльз Грей похищает (или хитро дипломатически выманивает) рецепт понравившегося ему чая. В другом бергамотовым маслом заливают по оплошности перевозимый на корабле из Китая чай — и потом успешно его продают благодаря необычному аромату, используя имя вельможи в качестве маркетинговой приманки.

У всех этих, безусловно романтических, версий есть один существенный недостаток, заключающийся в том, что бергамот в Китае не растет — этот цитрус распространен, в основном, в европейском Средиземноморье, с XVII века там культивируется — большей частью, в Италии. И получить в Китае в подарок ни чай с бергамотом, ни рецепт чая с бергамотом не мог ни Чарльз Грей, ни какой другой англичанин.

Скорее всего, англичане (кто персонально — неизвестно, но существует предположение, что этим человеком был некто Джордж Стаунтон) просто попробовали в Китае чай, ароматизированный померанцем (цветками, плодами или чем еще — неизвестно). Померанец (он же — горький апельсин) в Китае как раз растет прекрасно, в том числе и в культурном виде. Ну а в Европе, пытаясь воспроизвести аромат померанца, его просто заменили бергамотом — сырьем гораздо более доступным.

Ну вот, пожалуй, и все байки на сегодня. Продолжение следует. Опять же, чайные байки — это еще и непременные девственницы ;)