чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
teatipsbrief200: русский, english
english site



чай :: выпуск 364 (12.04.07). н. монахов

На меня навалилась просто куча какая-то дел — и написать очередной выпуск рассылки я просто не успеваю. Поэтому я набрался наглости и решил опубликовать часть материала о Лао Джон-джау, подготовленного Николаем Монаховым. Изначально мы планировали опубликовать материал в мае, но фишка легла иначе ;) Часть текста статьи я опубликую здесь и сейчас, а в мае выложу на сайт статью целиком — с фотограиями.

Спасибо Николаю, ему слово.

КИТАЙСКИЙ ЧАЙНЫЙ МАСТЕР ЛАО ДЖОН-ДЖАУ
История развития чаеводства на Кавказе многогранна и порой очень неожиданна. Для меня, например, было открытием, что порой встречаются даже имена компетентных чайных мастеров, которые не только «давали мудрые советы из далекой Поднебесной», но и были непосредственно на Кавказе и пытались передавать свой опыт.

Одной из наиболее колоритных личностей был чайный мастер Лао Джон-джау.

А дело было так. В 1893 г. Константин Попов, решив организовать чайное производство в Салибаури, пригласил из Китая несколько семей (по некоторым данным — 18), знакомых с чайным делом, для оказания практической помощи местным рабочим в возделывании чайного куста и переработке листьев. В числе приглашенных был и Лау Джон-джау. Существует несколько вариантов русского написания его имени, используемый мною вариант взят с его собственной подписи, которой он подписывал документы.

Ранняя биография этого человека плохо известна. В молодости Лао Джон-джау, оставив военную службу, работал в провинции Нын-Джоу, расположенной на расстоянии 5 тысяч верст от Кантона. Там он был компаньоном одной из крупнейших чайных фабрик и занимал должность помощника директора. Скорее всего, это аналог должности «директора по производству» и «главного технолога».

Константин Попов перекупил специалиста и попросил его набрать компетентную команду, чтобы запустить подобное предприятие на Кавказе. Вот как вспоминает этот период Лао: «Меня привлекало совершенно новая для меня страна и сознание, что я в ней буду первым проводником чайной культуры... Условия, предложенные мне, были вполне для меня приемлемыми. Содержание мое в равнялось 500 руб. в месяц при готовой квартире со столом, прислугой, лошадью с экипажем и проч. Проезд мой в первом классе туда и обратно был также за счет К.С. Попова». Через 3 года Лао Джон-джау перевез на Кавказ и свое семейство.

Лао организовал в Чакве точную копию семейного китайского производства чая. С очень большой долей ручного труда и интуитивным чувствованием чая. В одной из книг инженера В. Масальского описывается фабрика Лао: «ручная фабрикация чая китайцами производится с 1895 г. в небольшом сарайчике, в котором имеется 2 очага с вмазанными в них чугунными сковородами, множество сит, плетенок, подносов и разной формы корзин из бамбука, несколько циновок, чугунные сковороды и веялка для сортировки готового чая. Все эти предметы привезены из Китая». Таким образом, это была не фабрика в современном понимании, а кустарные мастерские для ручного приготовления чая. Они вырабатывали в 1895 г. 20 фунтов чая (чуть больше 8 кг), 1896 г. — 97 фунтов (пости 40 кг), 1897 г. — 1200 фунтов (около 500 кг).

Приготовленный Лао чай был экспонирован на Парижской выставке и получил большую золотую медаль. В 1903 г. при химическом анализе Чаквского и китайского чая выяснилось, что некоторые показатели чаквского чая превосходили те же показатели китайского чая. В заключительной части протокола анализа говорится, что вкус настоя чаквского чая приятный, ароматный, цвет интенсивный.

У Попова он руководил фабрикой до 1902 года. Константин Попов требовал объемы недорогого чая среднего качества и поэтому купил в Англии большую механизированную фабрику механической обработки чайного листа (кстати, она работает до сих пор) и небольшую фабрику Лао приказали закрыть. Сам же Лао, пошел на повышение в должности управляющего государственной Чаквинской фактории. Приказ был от наместника Кавказа.

Интересен документ инспектора Кавказских удельных имений о качестве чая, получаемого Лао: «В 1916 г. я послал чаквинский чай 1-го и высшего сортов в Лондон для определения его рыночного достоинства. Ответ получили весьма благоприятный: английские титестеры нашли, что он представляет из себя нечто среднее между китайским, который наш чай напоминает по аромату и цвету, и индийским, приближаясь к нему по вкусу и терпкости. Цену нашего чая определили в 2 и 2,5 шиллинга, что говорит само за себя и доказывает, что наш чай действительно представляет из себя настоящую рыночную ценность, если он правильно приготовлен».

В 1909 г. Лао получил орден.

После установления в Грузии советского строя в сентябре 1921 г., директором Чаквинского чайного совхоза назначили Захария Фомича Тушмалишвили. Чайная фабрика, которой заведовал Лао, подчинялась совхозу. Лао устроили в аппарате Наркомзема Аджарской АССР в качестве руководителя делом сортировки, развески и упаковки чая

В одной из докладных, представленных в ЦИК ГССР в ноябре 1923 г., Лао предлагал устроить в Батумской области одну центральную чайную фабрику, которая по надобности могла иметь на местах свои филиалы. В Центральной фабрике можно было организовать полный цикл чайного производства от приема и переработки листа до расфасовки продукции. Вместе с тем фабрика стала бы наглядной школой, в которой чаепроизводители, т.е. частные мелкие плантаторы могли бы изучить переработку листа и выделку готового чая. А это обеспечивало бы выпуск однородной продукции и, следовательно, улучшение качества чая. В чайной школе при фабрике следовало бы обучать учащихся, в особенности плантаторов, приготовлению чая правильным кустарным способом, очень распространенным в Китае, дабы они имели возможность при желании приготовлять настоящий чай в своем хозяйстве. Со временем следовало бы выпустить для частновладельцев специальные ручные машины для сортировки и специальные печи китайского образца для кустарного производства чая. Таким образом, Лао предлагал на чайной фабрике-школе вместо принятой в чайных районах передовой технологии того времени изучение китайского кустарного способа переработки чайного куста. Вместо автоматических чаесушильных печей — китайские пейлунги. Вместо механических сортировочных машин — ручные приспособления.

13 ноября 1924 г. Президиумом Всегрузинского Ценрального Исполнительного Комитета Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов китайский гражданин Лао Джон-джау был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В своих воспоминаниях Лао писал: «много было невеселого, особенно в последние годы, когда нашлись завистники моим успехам по службе. Люди, завидовали тому вниманию, с которым относилось ко мне Главное управление уделов, успехам в устройстве моего имения — и пришлось немало побороться за себя, постоять за справедливость. К счастью, все кончилось хорошо, моя сила и стойкость в этом деле мне помогли».

Продолжение и картинки — чуть позже.