чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
teatipsbrief200: русский, english
english site



чай :: выпуск 367 (03.05.07). д. шумаков

Продолжение начатого в прошлом выпуске рассылки рассказа о холодном чае я, пожалуй, отложу до лучших времен. Вернее — до более теплой погоды. И впечатления от разного рода прохладительных напитков, и фразы про приближающееся лето при пасмурных плюс пяти за окном выглядят просто издевательски.

Поэтому сегодня я продолжу пересказ чайных баек. Сдобренный изрядной долей собственных измышлений.

ЧАЙНЫЕ БАЙКИ. ЧАСТЬ СЛЕДУЮЩАЯ
Напомню, что, рассказывая последний раз о чайных байках (вернее — о китайских чайных байках), я договорился до того, что при желании их можно разделить на «императорские», «крестьянские» и «девичьи». В зависимости от рода деятельности и приключений главного действующего лица.

И совершенно ничего не сказал о том, что, на самом деле, первая же взятая в качестве примера чайная байка в эту классификацию ни разу не впишется. Ибонефиг классифицировать китайские чайные байки ;)

Вот, например, как выглядит легенда о происхождении Фудинского белого чая, любезно предоставленная мне Алексеем Чураковым.

Во времена императора Яо у подножия горы Таймушань жила женщина по имени Лан У. Она бежала от войны, добралась до горы, осела в пещере с названием Хун Сюэ и зарабатывала на жизнь разведением орхидей.

Однажды в тех местах свирепствовала эпидемия кори, несчетное количество жителей (и особенно много детей) умерло из-за отсутствия лекарств и медицинской помощи. Как-то ночью госпоже Лан У приснился сон, в котором к ней явился старый даосский маг и звездочет. Он сказал ей, что неподалеку от ее пещеры растет небольшое деревце, называемое чайным. Оно выросло из чайного семени, которое он обронил, когда однажды нес семена этого растения для сада царицы Западного рая Си Ванму. Листья чайного дерева могут избавить людей от кори. Госпожа Лан У сразу же пробудилась и, очень удивленная, выбралась из пещеры на яркий лунный свет, отправилась на поиски и, в конце концов, отыскала небольшое чайное деревце среди густого кустарника. Она сорвала зеленые листочки, высушила их и поутру передала в те деревни, где была корь.

Отвар из этих листьев избавил людей от болезни. С тех пор госпожа Лан У начала постоянно выращивать чудесный чай, а также научила всех деревенских жителей в округе, как растить и ухаживать за чайным деревом. Не так много времени прошло, как эта округа превратилась в чаеводческий городок. В преклонном возрасте госпожа Лан У улетела на небеса с помощью старого даосского мага, который прибыл снова, чтобы забрать ее из этого мира. Люди уважительно стали называть ее матушка Тайму за ее покровительство и доброту. На самом деле, гора Таймушань была так и названа по имени матушки Тайму.

Народное сказание имело продолжение — ведь метод, которым Лан У приготовила чай, был продолжен и развит. Говорят, что в свое время Фудинский белый чай был сделан по этому же методу. И по сегодняшний день стоит старое дерево Фудинского белого чая, которое, по местным верованиям, было выращено самой госпожой Лан У. В настоящее время оно включено в список старых деревьев, находящихся под защитой правительства в провинции Фуцзянь.

Вот. На самом деле, я выбрал эту легенду из-за ее характерности — ей присуща самая главная особенность традиционной китайской чайной байки. Особенность эта состоит в том, что нормальная китайская чайная легенда не отвечает ни на один из вопросов, ответы на которые рассчитываешь узнать из текста легенды. Вот смотрите — приведенная выше легенда посвящена происхождению фудинского белого чая. Это значит, что нормальный западный человек от этой легенды будет ожидать как минимум объяснения, почему именно в этом регионе стали выращивать или производить именно белый чай. И «нормальная западная» легенда могла бы выглядеть двумя следующими образами.

Первый (печатается с сокращениями). Однажды знаменитый воин был тяжело ранен, силы его уже покинули и, лежа на смертном одре, он попросил своего брата найти для него белого чая. Любящий брат бросился к наместнику со словами «Мой брат, твой верный воин, умирает и белого чая просит». У наместника оставалась только одна порция белого чая и он обещал сохранить ее до приезда императора — но, услышав о последней просьбе своего верного воина, не раздумывая послал этот чай ему. Умирающий воин выпил белого чая и в мире и покое отошел в лучший мир. На следующий день в Фудин приехал император и, услышав об этом случае, повелел всем крестьянам Фудина выращивать и производить только белый чай — чтобы все его воины могли, случись что, спокойно умереть.

Второй (тоже печатается с сокращениями). Жили были старый крестьянин и его старая жена и была у них внучка по имени Зеленый Снег. Крестьянин с женой всегда делали зеленый чай. А Зеленый Снег собирала для них чайные листья и почки. Почки были такими маленькими и нежными, что у Зеленого Снега всякий раз сердце обливалось кровью, когда крестьянин и его жена поджаривали чайные почки на сковороде (чтобы остановить ферментационно-окислительные процессы и сохранить свежесть чайного листа — прим. пер.) И вот однажды Зеленый Снег спрятала часть только что собранных чайных почек в своей комнате — в тени и безветрии. Вечером ей стало стыдно за свой поступок и она принесла спрятанный чай своим дедушке с бабушкой. Крестьянин понимал, что чай испорчен — но все же решил его высушить. Каково же было его удивление, когда он заварил получившийся чай — такого ароматного и вкусного напитка ему никогда не приходилось пробовать. Он подробно расспросил внучку и с тех пор делал только белый чай. Зеленый Снег, конечно, была девственницей.

Вот. Это — западный подход. Но приведенная до придуманного мною практически на ходу бреда легенда совсем другая. В ней нет лобовой интриги, на первый взгляд она кажется размазанной, очень вялой и совершенно неконкретной. Согласитесь, вместо белого чая речь в ней могла бы идти о чем угодно — о красном перце, о зеленом лавре, о желтом клене и т.п. Ничего и менять не нужно было бы — кроме названия растения и получаемого из него продукта.

И, на самом деле, таковы практически все китайские чайные легенды. Они, в общем-то, ничего не объясняют, совершенно не интригуют и ни капельки не волнуют. Легенды и легенды — так, тексты для бормотания и навешивания лапши на уши. На самом деле, так оно и есть и именно так нормальным человеком воспринимаются практически все китайские чайные байки.

Потому что нормальный человек постоянно совершает одну характерную для современного западного мира ошибку. Он сначала слушает рассказ о чае, а потом пробует (или не пробует сам чай).

Это неправильно. В случае знакомства с чаем (и не только с китайским) свой собственный опыт нужно стремиться получить раньше, чем воспринять опыт заимствованный. То есть чай сначала нужно попробовать, а потом слушать, что о нем рассказывают «старики, торговцы и ведущие чайного действа».

Это сразу все и принципиально меняет. Потому что если чай понравился, то любая относящаяся к нему информация принимается с интересом и благодарностью — даже если сама по себе, без чая, эта информация воспринимается не иначе, как полный и окончательный бред.

Чай — он такой. Он многое меняет.

Денис Шумаков