чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 373 (14.06.07). д. шумаков

ПРИВЕТ ИЗ ПРОШЛОГО
Знаете, когда в прошлом выпуске рассылки я делился впечатлениями о книге «Все тайны чая», то был абсолютно уверен, что это мое «книжное деление» будет последним ну хотя бы на ближайшие пару месяцев. И что следующий (то есть сегодняшний) выпуск рассылки я начну пошлой сентенцией «Хватит говорить о книгах о чае — давайте поговорим о самом чае!»

Фигушки. Сегодняшний выпуск рассылки я начал другой пошлой сентенцией: «Привет из прошлого». И заключается этот привет в книге Андрея Субботина «Чай и чайная торговля в России и других государствах», изданной в Санкт-Петербурге в 1892 году. Вот ссылка (28 с небольшим мегабайт, заархивированный pdf, на Рапиде; если вы ею еще не пользовались, не беда, там все просто — немного пролистайте вниз, нажмите кнопку Free и следуйте простой инструкции).

К этой книге лучше всего подходит определение «интересная». Но не в том смысле, в котором это слово употребляется обычно (когда больше сказать нечего), а в самом своем непосредственном смысле. 600 страниц информации о чае, чайной индустрии и чайной торговле в конце XIX века в представлениях человека XIX века — это просто находка для любознательного исследователя чайной темы.

Первые прочитанные мною 60 страниц книги уже принесли мне множество сюрпризов. Так, например, почти наверняка и эта старинная уже книга во многом писалась по английским источникам — знакомые «Оолонг» вместо «Улун» и «Лоонг» вместо «Лун», безусловно, радуют ;)

Книга эта, конечно, в большей степени является источником исторической, нежели чайной информации (там куча устаревших данных). Но это и хорошо, что исторической. Из-за того, что история чая пишется, в основном, его производителями и продавцами, мы ничего почти не знаем о том, каким был чай (именно чай, а не чаепития) хотя бы 50 или 100 лет назад. А это интересно.

Если зуд исторического исследователя вам знаком — читайте Субботина и радуйтесь. И большой спасибо всем добрым людям, приславшим мне ссылку на эту книгу.

ФУДИНСКИЙ БЕЛЫЙ ЧАЙ
Алексей Чураков (клуб «Целый Мир») перевел весьма информативный рекламный буклет о фудинском белом чае. Я, правда, злобной волей самодура этот перевод немного сократил, выкинув из него данные о белочайном брендинге и о невероятной полезности белого чая для здоровья. Вот оставшаяся часть, весьма симпатичная. Легенду о возникновении белого чая из этого текста я уже, кстати, использовал в одном из предыдущих выпусков рассылки.

Лёша, спасибо!

И ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ О БЕЛОМ ЧАЕ
В ходе завершающейся у нас на сайте дегустации белых чаев у меня, как, наверное, и у остальных участников этого любопытного эксперимента, возникла неочевидная, но очень серьезная проблема. Проблема с описанием вкуса и аромата чая.

На самом деле, любых проблем с описанием вкуса (аромата, послевкусия) чая можно было бы избежать, если бы существовала некая таблица вкусов, которую детей заставляли бы учить в школе. Ну то есть давали бы попробовать некую субстанцию, говорили бы, что вкус, которым она обладает, принято называть цветочным — и указкой по пальцам, для закрепления материала. Создание общего вкусового (ароматического, послевусного) бэкграунда сделало бы чайное общение простым и профессиональным. Если все люди четко представляют, какой вкус является «свежим», то такое название вкуса можно смело использовать в описании чая.

Однако в реальной жизни все гораздо сложнее. Конечно, существуют профессиональные сообщества, внутри которых действует «вкусовой» словарь, члены которых проходят «вкусовую подготовку» и могут между собой коммуницировать весьма эффективно. Но большая часть потребителей чая находится все этих сообществ, а в школе вкусам и ароматам не учат. И в чайных коммуникациях чаще всего участвуют люди с совершенно разным представлением о том, что такое «насыщенный», «сладковатый» или там, предположим, «яркий».

Что из этого получается? А получается вот что. Взяв первую попавшуюся под руку пачку чая (им оказался Greenfield Kenyan Sunrise), я отыскал на ней описание продукта. И обнаружил следующее.

«Уникальная полнота насыщенного терпкого вкуса и тонкий аромат Гринфилд Кениан Санрайз — память о первозданной природе вечной Африки, а праздничная яркость янтарного настоя — словно отблеск жаркого африканского солнца, круглый год сияющего над плантациями Керичо, где собирали Гринфилд Кениан Санрайз».

На первый взгляд, в этом тексте достаточно конкретных характеристик чая. Вкус: насыщенный и терпкий. Аромат: тонкий. Настой: янтарный. А на второй взгляд все совсем плохо. Начиная с цвета настоя — потому что янтарь бывает очень разной степени темности. «Тонкий аромат», «насыщенный и терпкий вкус» — это вообще характеристики, которые приобретают смысл только при сравнении чаев («более тонкий», «более насыщенный»). В принципе, они имеют право на существование, потому что Kenyan Sunrise входит в состав линейки чаев и его там есть с чем сравнивать, но на одинокой пачке все эти «тонкие» и «терпкие» совершенно неинформативны.

Получается странное. Описание чая никакой потребительски значимой информации в себе не содержит. При этом, правда, отлично развлекает мощными задвигами про вечную Африку и солнечную Керичу. Совершенно очевидно, что производители чая честно пытались сообщить потенциальному покупателю, что «внутре». А получилась пустышка. Но про Африку.

Причина появления этой пустышки в том, что описание вкуса и аромата чая писали специалисты по чаю — люди с четким бэкграундом, для которых термины «терпкий», «тонкий» и т.д. весьма и весьма информативны. А читаем все эти слова мы, простые советские человеки, для которых все эти слова имеют очень и очень нечеткие значения.

Что же делать? Как объяснить человеку, что за чай в пачке?

Во-первых, ни в коем случае нельзя отказываться от профессиональной терминологии и заменять ее всякой попсятиной — потребителя нужно образовывать, иначе, если потребитель отупеет, хорошего чая вообще на рынке не останется. То есть слова «Вкус: насыщенный и терпкий. Аромат: тонкий. Настой: янтарный» на пачке должны остаться.

Во-вторых, потребителю нужно дать понять, как, когда и с чем он может пить этот чай. Простая фраза о том, что этот чай хорошо пьется по утрам, отлично сочетается с сахаром, лимоном и любыми бутербродами в момент выбора чая для потребителя важнее, чем вся вечная Африка.

Ну и, наконец, в-третьих, нужно сказать потребителю несколько слов на его языке. А чайный язык потребителя легко и понятно, например, оперирует словом «крепкий» — что такое «крепкий чай» всем более или менее понятно и это слово будет на пачке очень уместным. Ну и «бодрящий» еще можно добавить, для комплекта. Если подходящих терминов нет, то нужно попытаться найти близкую потребителю аналогию, сравнив вкус или другую характеристику чая с чем-либо, всем хорошо знакомым (признаюсь, правда, что найти такую аналогию очень сложно — но их же там целая компания, пусть стараются ;)

В очень сухом остатке романтическое африканское описание чая можно заменить на следующее:

«Отличный утренний чай — крепкий и бодрящий, прекрасно сочетается с сахаром и лимоном, хорошо подходит для пития с сытными бутербродами и основательными чайными лакомствами. Настой янтарного цвета, вкус насыщенный и терпкий, аромат — тонкий. Приятного чаепития!»

Букв меньше, толку больше. И никакой Керичи ;)

Я, кстати, все это написал к тому, что описывая белые чаи я нашел удачную, как мне показалось, аналогию для описания вкуса некоторых из них.

Вкус некоторых белых чаев похож на вкус чистого березового сока. Ускользающая сладость, какой-то внутренний аромат, невероятная свежесть и постоянная потребность пить еще и еще.

Денис Шумаков