чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: николай монахов. бутлеров, менделеев, бородин и чай

Среди основоположников производства чая на Кавказе есть немало имен, прославившиеся в иных «нечайных» областях. Особое место среди них занимают великие химики Менделеев и Бутлеров, а также композитор-химик Бородин.

БУТЛЕРОВ
Александр Михайлович Бутлеров не только регулярно пил чай, но и делал его своими руками в Абхазии...

Поистине многогранен был этот человек. Кроме известных работ по теории химического строения вещества, полимеризации и прочих работ по химии, он активно занимался пчеловодством и имел небольшую пасеку. В библиотеках можно найти его книги о пчелах: «Медоносящие насекомые», «Как водить пчел», «Пчела, ее жизнь и главные правила толкового пчеловодства (краткое руководство для пчеляков». Для меня было открытием его работы по спиритизму и оккультным работам. И вдруг, среди прочего, я наткнулся на такой исторический факт:

В 1885 году, во время своего пребывания на Кавказе, где он изучал особую породу кавказских пчел, Александр Михайлович обратил внимание на растущие в Сухуми «чайные кусты». Возможно, вот на эти. Он собрал их листья и сделал опыт по приготовлению из них чая. Опыт дал благоприятные результаты. Вопрос об обустройстве чайных плантаций на Кавказе зажег Бутлерова, он горячо принялся за новое дело.

Зимой 1885 года он сделал сообщение о своем чайном опыте в Вольно-экономическом обществе в Петербурге. Вдохновленный доклад Бутлерова привлек к вопросу о возможности разведения чая в России не только членов общества, но и предпринимателей. Образовалась комиссия, под руководством Бутлерова для изучения «чайного вопроса». Предприниматели обращались к Бутлерову за консультациями по технологии приготовления чая.

Летом 1886 года Бутлеров предполагал посвятить себя всецело «чайному дело», но пустячное, по началу, происшествие расстроило его планы. В конце января 1886 года Александр Михайлович, став, по привычке, на свою скамеечку в кабинете, чтобы достать с верхней полки шкафа книгу, оступился и ушиб ногу. Спустя некоторое время он начал испытывать боль в ноге, нагноения и прочие последствия от разрыва мышцы. К весне Бутлеров уже постоянно лежал в кровати.

Из письма Бутлерова к С.В.Россоловскому: «Никак не ожидаете вы, конечно, слышать от меня то, что сейчас услышите... Вообразите же себе, что вместо витания на Кавказе, близ сухумских чайных кустов, я путешествую только с постели на кушетку и обратно. Левая нога вся забинтована и обязана не служить мне еще несколько недель...»

В книге К.Е. Бахтадзе «История чая в России», пишется, что у Бутлерова была своя небольшая чайная плантация между Сухуми и Новым Афоном.

Умер Бутлеров 5 августа 1886 года в Казанской губернии.

В том числе и благодаря его инициативе состоялась «большая чайная экспедиция» Русского географического общества в 1895 году во главе с Красновым и Кренкелем по плантациям Индии, Цейлона и Китая.

Чайную роль Бутлерова можно охарактеризовать, как «авторитетное привлечение внимания». Ведь благодаря его смелым инициативам, к чаю обратились такие промышленники, как Попов, Соловцов и другие. Были приглашены из Китая чайные мастера, поддержаны местные начинания, что в будущем привело к созданию новых сортов чайного растения, таких, например, как «Колхида».

БОРОДИН
Александр Бородин, был не только выдающимся композитором, одним из участников «Могучей кучки», но и известным химиком. Он, так же как и Бутлеров, считал себя учеником известного химика Зимина. С чаем у него были достаточно тесные взаимоотношения, он получал качественный китайский чай от Менделеева (см. далее). Чаю Бородин посвятил несколько химических исследований.

1. По заказу одного из русских промышленников, построивших чайный завод в Китае — Пономарева — Бородин провел химический анализ различных сортов чая на наличие «вредных суррогатов». В журнале «Здоровье» (№9 от 27 февраля 1883 года), в статье «Народный чай (плитки Пономарева). Анализ чая и оценка его качества». Бородин указывает, что из недорогих сортов плиточный чай наилучший, так как не содержит вредных суррогатов.

2. «Анализ плиточного чая» (фабрика Пономарева в Ханькоу), сейчас в провинции Хубей. В журнале «Научно-санитарные новости» (№3 за март 1883 года) Бородин исследует чаи различными способами, сравнивая методыФогеля и Морковникова. С точки зрения Бородина, Метод Марковникова лучше.

3. «О составе кирпичного чая». Речь-сообщение в заседании «Общества русских врачей» от 17 мая 1884 года.

В своих поздних воспоминаниях Бородин пишет, что для нашей страны лучше всего было бы «правильно договориться» с Китаем, строить там чайные заводы (при поддержке русского капитала) и получать недорогие, качественные прессованные чаи.

МЕНДЕЛЕЕВ
Дмитрий Менделеев поражает своей фундаментальностью в разных областях. Лично на меня произвела большое впечатление его статья-версия о происхождении нефти. Вода просачиваясь, сквозь грунт доходит до раскаленного ядра земли (похожего на горячий чугунок), дотрагиваясь до него, она испаряется и в ней появляются новые соединения, которые легче воды. Они поднимаются по грунту вверх, в них много чего растворяются, потом они скапливаются и так получается нефть... Не знаю, на сколько это правда, но звучит оригинально. Или его работа, по «Увеличению народонаселения России». Чтобы было много людей, надо много еды; для большого количество еды, нужны большие урожаи; для урожаев — богатая почва; в почву надо добавить много навоза; для навоза нужно много скота; скот — молочная промышленность; нужно, чтоб культура сыра была широко распространена, и, следовательно, Менделеев разрабатывает технологию небольших, экономически выгодных фермерских хозяйств...

Не обошел он вниманием и чай.

Из дневника Менделеева: «В 1895-1896 гг. Удельным ведомством была организована экспедиция в Индию, на Цейлон, в Индонезию, Индо-Китай и Японию под руководством ботаника А.Н. Краснова и агронома И.Н. Клингена. Экспедиция возвратилась в начале 1897 года и привезла семена и саженцы разных субтропических растений, в том числе 6000 саженцев и несколько тон семян чайного куста. Удельное ведомство приобрело в долине р. Чаквы на Черноморском побережье Кавказа землю, где впервые были заложены большие промышленные чайные плантации. В организации субтропического хозяйства в Чакве принимал участие В.Р.Вильямс, обследовавший почвы Чаквинской долины...».

Чаю Менделеев посвятил работы «О чае» (Д.И.Менделеев, собрание сочинений, т. XIX) и «Учение о промышленности» в труде «Сельскохозяйственная и лесная русская промышленность в отношении к мировой», глава о чае и кофе.

В этих статьях дается обширная статистика по чаю на основании данных Гамбургской биржи. Он показывает, что потребление чая растет, а цена его дешевеет.

Интересна позиция Менделеева по китайскому чаю: «Но едва ли нам, русским — вследствие соседства с Китаем, вследствие того, что чай и в Китае должен дешеветь по мере развития его культуры в других странах и вследствие привычки сношений наших торговцев с китайскими, — следует особо заботиться о получении цейлонского и индийского чая. Гораздо важнее обставить и обсудить с надлежащей обстоятельностью способы доставки китайского чая к центру России, откуда и ведется наша чайная торговля...»

Позиция Менделеева по развитию чая на Кавказе: «Можно ждать успехов и от начинаний Закавказья и Туркестана. Если бы высокие таможенные оклады на чай повели к укреплению у нас чайных плантаций, то можно было бы сказать, что и в чайном деле пошлина не только давала бы доход, но дает и указание и поощрение к введению новой важной культуры. Табаководство и производство сахара имели то же начало...»

«Россия облагает ввозимый чай высокую ввозною пошлиною (в 1898 году ее получено за все чаи 49.7 млн. руб.), имеющею исключительно значение фискальное (т.е. для государственных доходов), но эта пошлина послужила поводом к стремлению водворить разведение чайного куста в России, что и начато особенно с 80-х годов на южном склоне Кавказа и Черноморского побережья фирмами чайной торговли бр. Поповых и Удельным ведомством. В 1898 г. собрано было уже до 3 тыс. фунтов чая, и можно надеяться, что и тут Россия со временем явится не только потребителем, но и производителем чая. Надо не забывать, что тонна чая в среднем стоит около 1000 рублей и, следовательно, в мировой торговле оборачивается его не менее, как на 200 млн. рублей. Притом как у нас, так и во всей Западной Европе и Америке спрос на чай явно и быстро возрастает...»

Чай в жизни Менделеева занимает особенное место. По воспоминаниям его жены, он просил, чтобы утром ему приносили большую фарфоровую чашку крепчайшего сладкого чая, лепешки из каши, стакан горячего молока и несколько кусочков французской булки. Чашка всегда должна быть полной, так как он пил и остывший чай.

За чаепитием он говорил: «Помолчать надо» или «Речь — серебро, а молчание — золото» и пил чай в тишине. Чай, вместе с табаком, были настоящей слабостью Менделеева.

У Дмитрия Ивановича был свой канал поставки чая домой из Кяхты, куда он поступал караванами из Китая. Менделеев, по «научным каналам» договорился выписывать себе чай по почте напрямую из этого города прямо домой. Он заказывал его на несколько лет сразу, и, когда цибики доставлялись в квартиру, все семейство принималось за переборку и упаковку чая. Пол устилался скатертями, цибики вскрывали, высыпали весь чай на скатерти и быстро смешивали. Делать это приходилось потому, что чай в цибиках лежал слоями, и смешивать его надо было как можно быстрее, чтоб он не выдохся. Потом чай насыпали в огромные стеклянные бутылки и плотно закупоривали. В церемонии участвовали все члены семьи и оделялись чаем все домочадцы и родственники.

Менделеевский чай заслужил большую славу среди знакомых, а сам Дмитрий Иванович, не признавая никакого другого, в гостях чая не пил.

В кабинете во время работы чай почти не сходил у него со столика по левую руку. Всякому, кто приходил к нему по делу, он предлагал: «Хотите чаю?». И тут же говорил служителю: «Михайло, чаю». И крепкий сладкий чай всегда свежей заварки моментально появлялся перед гостем...

На мой взгляд, Менделеев экономически обосновал рентабельность крупных чайных плантаций на Кавказе и своим авторитетом подкреплял это начинание.

Николай Монахов