чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 395 (22.11.07). д. шумаков

КУРСК
Уважаемые подписчики, скажите, пожалуйста, а нет ли среди вас людей, проживающих в Курске. Для меня в Курск пришла небольшая посылка с чаем, ее надо забрать у одного хорошего человека и переслать мне. Почтовые расходы я смогу возместить Яндекс.Деньгами. Если вдруг кому такая суета не будет в тягость, напишите мне, пожалуйста, на denis.shumakov@gmail.com. Спасибо.

СТРЕКОЗА И СИТЕЧКО
Некоторое время назад я стал счастливым обладателем вот такого вот загадочного агрегата. Это чайное ситечко «Стрекоза», основная идея которого, конечно, состоит не в том, чтобы заваривать чай, а в том, что бы лежать в куче фамильного серебра. Но в данном конкретном случае у этого чайного ситечка «не сошлось» — кучи фамильного серебра в нашем доме нет, так что лежать ему оказалось негде. А вот чая в доме оказалось много — и я решил хотя бы раз использовать ювелирное украшение по его непосредственному назначению.

Никаких подробных и драматических описаний процедуры заваривания я приводить не буду, хотя, конечно, можно было бы. Выдам лишь резюме. Заваренный в ситечке чай (цейлонский) по качеству не отличался от чая, заваренного обычным способом. Но вот пользоваться этим ситечком оказалось очень неудобно: оно моментально становится горячим (серебро, теплопроводность, все дела), в него сложно набирать чай и из него достаточно проблематично извлекать отработанную заварку. Эти неудобства меня малость озадачили — я не очень понимаю тайный смысл столового прибора, использование которого только усложняет решаемую с его помощью задачу.

Впрочем, очень многие «чайные улучшения», с которыми мне приходилось сталкиваться в последнее время, в конечном счете задачу заваривания и пития чая только усложняют — и в этом смысле ситечко «Стрекоза» ничем особенным не отличается.

Кстати, если ситечко с заваркой оставить погруженным в воду (вернее — в чай) на несколько часов, то заварка в нем распухнет и естественным образом спрессуется, приняв форму самого ситечка. И сохранит эту форму (мидалевидную) после извлечения из ситечка.

Когда мне будет совсем нечем заниматься, я буду заваривать в этом ситечке разные сорта чая, долго-долго их настаивать и получать «чайные миндалины» разного цвета и фактуры. Достойное занятие для пожилого мужчины, как мне кажется.

AHMAD LIMITED EDITION YUNNAN GOLDEN TIPS
В 2007 году в коллекции Ahmad Limited Edition появился новый чай — Yunnan Golden Tips. Он заменил чай Yunnan, бывший, безусловно, одним из лучших чаев в дорогой ахмадовской линейке. Причем заменил очень корректно — сохранив все характерные для юннаньских черных чаев (в том их виде, к которым привык западный рынок) черты.

Сравнить между собой старый Yunnan и новый Yunnan Golden Tips очень хочется, но не получается — между этими чаями лежит достаточно большой отрезок времени. Однако по субъективным моим впечатлениям новый Юннань немного лучше старого — потоньше и поароматнее.

Меня в этом чае более всего порадовала его универсальность. Он отлично пьется разными способами и в разных сочетаниях — мы пробовали его и на импровизированных пикниках, и в достаточно чопорной обстановке, и просто так, и с разными закусками, и в «завтраковом» варианте с лимоном и сахаром — держит все.

Вот здесь мы пытаемся собирать общие впечатления от этого чая — компания Ahmad Tea любезно предоставила нам его для дегустации. Впечатлений, правда, пока немного — но, надеюсь, лишь пока.

БОРОДИН, БУТЛЕРОВ, МЕНДЕЛЕЕВ
В русской дореволюционной истории есть три фигуры, безусловно симпатичные всем — от профессиональных историков и писателей до авторов баек и анекдотов. Это Ломоносов, Пушкин и Менделеев. Ломоносов, правда, из сознания народного, по мере распространения «Великой тайны воды» и прочего околонаучного бреда, постепенно вытесняется — пассионарные ученые нынче не в моде. А вот Пушкин с Менделеевым пока еще в этом сознании держатся и постепенно мифологизируются. Пушкин — как чудаковатое и любвеобильное «наше все», а Менделеев — как якобы изобретатель русской водки (к которой он не имеет никакого отношения).

Так вот. Некоторое время назад Николай Монахов, собирающий и систематизирующий разнообразные материалы о выращивании и производстве чая на Кавказе, прислал мне заметку о том, какое взаимное влияние оказывали друг на дружку чай и три русских химика: Бутлеров, Бородин и Менделеев.

Вот этот материал. Рассказы о Бутлерове и Бородине любопытны, но достаточно обычны — разным люди занимались, возник интерес — занялись и чаем. Материалы же, посвященные Менделееву — это просто песня. Это уже, практически, готовые исторические мифы. Если бы в них еще герой еще сапогами кидался — все было бы вообще просто здорово. Но и без сапог повествование очень душевное. Вот отрывок.

«Чай в жизни Менделеева занимает особенное место. По воспоминаниям его жены, он просил, чтобы утром ему приносили большую фарфоровую чашку крепчайшего сладкого чая, лепешки из каши, стакан горячего молока и несколько кусочков французской булки. Чашка всегда должна быть полной, так как он пил и остывший чай.

За чаепитием он говорил: «Помолчать надо» или «Речь — серебро, а молчание — золото» и пил чай в тишине. Чай, вместе с табаком, были настоящей слабостью Менделеева.

У Дмитрия Ивановича был свой канал поставки чая домой из Кяхты, куда он поступал караванами из Китая. Менделеев, по «научным каналам» договорился выписывать себе чай по почте из этого города прямо домой. Он заказывал его на несколько лет сразу, и, когда цибики доставлялись в квартиру, все семейство принималось за переборку и упаковку чая. Пол устилался скатертями, цибики вскрывали, высыпали весь чай на скатерти и быстро смешивали. Делать это приходилось потому, что чай в цибиках лежал слоями, и смешивать его надо было как можно быстрее, чтоб он не выдохся. Потом чай насыпали в огромные стеклянные бутылки и плотно закупоривали. В церемонии участвовали все члены семьи и оделялись чаем все домочадцы и родственники.

Менделеевский чай заслужил большую славу среди знакомых, а сам Дмитрий Иванович, не признавая никакого другого, в гостях чая не пил.

В кабинете во время работы чай почти не сходил у него со столика по левую руку. Всякому, кто приходил к нему по делу, он предлагал: «Хотите чаю?». И тут же говорил служителю: «Михайло, чаю». И крепкий сладкий чай всегда свежей заварки моментально появлялся перед гостем...»

Семейных-то своих тиранил замечательный русский химик ;) А вообще, конечно, человеком был простым, почти как Ленин. Чай собственного купажирования по леву руку — и всегда им напоит. Пословицы да присказки — а само-то все больше молчком. Ну и в гостях — оригинал!

Спасибо, Николай!

Денис Шумаков