чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 420 (15.05.08). д. шумаков

СОЛИДНЫЙ АССАМ И МЯГКИЙ ЦЕЙЛОН
На бескрайних чайных полках супермаркетов появилась заметная новинка: линейка чаев Lipton в симпатичных черных картонках (по 75 граммов) со сдержанными цветными вставками и окошком, через которое можно наблюдать за внутренней жизнью чаинок в пачке. В линейке пять позиций: African Rooibos, Black Rose и Citrus Garden меня особо не привлекли, а вот Solid Assam и Mild Ceylon купил попробовать (чаи, кстати, для супермаркетовского уровня относительно дорогие — по 50 с небольшим рублей за пачку).

Цейлонский чай мне понравился больше ассамского. В ассаме вылезла (заваривал водой «Пилигрим») какая-то нехарактерная горечь — и даже если в нем и были обещанные на пачке солодово-пряные ноты, то все они этой горечью совсем забились. А цейлонец да, действительно Mild — то есть мягкий. В нем как раз особенной горечи (в данном случае как раз ожидаемой) совсем нет — но есть достаточно приятный легкий вкус.

Вот. Если же эти чаи сравнивать не между собой, а с другими образцами чая из Ассама и Шри-Ланки, то цейлонский — на вполне себе среднем уровне, а вот ассам слабенький.

Впрочем, по утрам за завтраком с сахаром и лимоном оба чая сопьются просто отлично.

СТАРЫЙ ЧАЙНЫЙ СВЕТ И НОВЫЙ ЧАЙНЫЙ СВЕТ
В последнем номере Tea & Coffee Trade Journal опубликована достаточно большая статья, посвященная новым чайным странам — то есть таким странам, в которых все условия для выращивания и производства чая есть, но самого этого выращивания и производства не было. До недавнего времени. А теперь они появилось — и наблюдать за результатами этих процессов чрезвычайно интересно. В упомянутой уже выше заметке наибольшее внимание уделено Колумбии, Ямайке и Азорским островам (которые принадлежат Португалии), но этими территориями список новых чайных стран, конечно же, не исчерпывается.

Совсем недавно начала давать урожаи чайная плантация Tregothnan, расположенная на юге Англии. Честно говоря, у меня создается впечатление, что выращивание и производство чая на этой плантации преследует скорее маркетинговые, нежели товарные цели — однако самого факта существования настоящего английского чая это не отменяет. Мне, кстати, добыть и попробовать его пока не удалось, несмотря на эффективные связи с Англией. Чистый чай с плантации Tregothnan поступает в продажу в очень небольших количествах, на всех его не хватает. Совершенно свободно можно купить купажи этого чая — с ассамом, например — но купажи эти, на мой теоретический и заочный взгляд, никакого интереса не представляют.

Пару лет назад мне на глаза попалась информация о том, что в швейцарском ботаническом саду, расположенном на острове Бриссаг (Isole di Brissago), разбиты опытные чайные плантации, которые вот-вот дадут урожай — однако это «вот-вот» изрядно затянулось, сообщений на чайную тему со швейцарского острова больше не поступало, а послать туда пока некого.

Есть несколько чайных плантаций и в США. Самой известной из них является плантация Charleston, принадлежащая компании Bigelow Tea и расположенная в Южной Каролине. Большая часть чая там собирается машинами (ручной труд в США слишком дорог и сразу же ставит вопрос о коммерческой целесообразности всей этой чайной затеи) и превращается в пошлые чайные пакетики. Однако небольшие партии чая собираются вручную и выставляются на ежегодный праздник первого урожая (ближайший такой праздник, кстати, состоится через пару дней — 17 мая). Charleston не является единственной чайной плантацией на территории США. В Калифорнии представители многочисленной японской диаспоры уже давно выращивают чай для собственных нужд, а в штате Вашингтон работает небольшая компания Sakuma Brothers Farms, которая существует уже достаточно давно, занимается, главным образом, выращиванием ягод, но некоторое время назад начала в небольших количествах производить чай ручной сборки — дорогой, но, возможно, качественный.

Нельзя не вспомнить и абхазский чай, который, строго говоря, новым не является (кавказское чаеводство имеет долгую и, без преувеличения можно сказать, славную историю), но реинкарнация его, случившаяся несколько лет назад, оказалась очень любопытной — впечатление, которое этот чай произвел в узких чайных кругах, можно назвать маленьким фурором. Как сложится судьба качественно абхазского чая, сказать пока сложно — но очень хочется рассчитывать на то, что свежие чаи с удивительными фруктовыми нотами если и не станут массовыми, то уж в коллекциях-то знатоков и ценителей пропишутся прочно.

Несколько лет назад занялся чаем Пакистан. Эта страна является одним из ведущих потребителей черного чая в мире (если считать потребление на душу населения) и, при этом, до недавнего времени занималась совершенно противоестественным чайным импортом, закупая чай, в основном, в Кении. Противоестественным этот чайный импорт является по двум причинам. Во-первых, Пакистан граничит с Индией, являющейся крупнейшим производителем черного чая в мире — и мог бы отлично торговать с ней. Во-вторых, в некоторых регионах Пакистана имеют место быть более чем подходящие условия для выращивания чая — и этим можно было бы воспользоваться. Однако активной торговле с Индией мешают острые противоречия между странами, следствием которых являются высокие торговые пошлины, делающие импорт индийского чая в Пакистан просто невыгодным. Дело с индийско-пакистанской чайной торговлей сдвинулось с мертвой точки (то есть в сторону снижения пошлин) буквально год-два назад, причем в значительной степени этому способствовали засуха и гражданские беспорядки в Кении, подрубившие кенийскую чайную индустрию. Что же касается выращивания собственного чая, то Пакистан этим вопросом просто не занимался — все и так было хорошо. Сейчас, когда все перестало быть хорошо, Пакистан взялся за реализацию собственного чайного проекта.

Не так давно администрация пакистанского Кашмира сдала в аренду на 15 лет трем компаниям 1200 гектаров земли под разбивку чайных плантаций. Пакистанские специалисты в течение двух лет исследовали пригодность местности восточнее города Музафарабад для культивирования чая — и нашли эту местность для этих целей весьма привлекательной. По их оценкам, в перспективе плантации в Кашмире могут производить до 100 тысяч тонн чая в год (для «масштабной ориентации» — общемировое производство чая составляет в настоящее время около 3,5 миллионов тонн в год).

Во всей этой пакистанской чайной информации есть один весьма любопытный нюанс. Земли, на которых будут разбиваться чайные плантации, по «чайно-плантационной» классификации являются типичной высокогорной местностью — они расположены на высоте около 2400 метров. В мире очень немного чайных плантаций расположено на такой высоте, и чай на таких плантациях производится весьма недешевый, вкусный и в небольших количествах. И если пакистанский чайный проект ориентирован на высококачественный чай, то такая ориентация противоречит декларируемой направленности проекта на уменьшение зависимости страны от импортного чая (большей частью в Пакистан ввозится недорогой черный чай, обеспечивающий получение крепкого напитка). Если же пакистанский чайный проект направлен на развитие массовой чайной индустрии, то непонятно, зачем они полезли в горы, да еще и покрытые на 40% лесами. Одним словом, все это очень любопытно, за чаем в Пакистане есть смысл понаблюдать — вдруг на мировом чайном рынке появится еще одно интересное направление.

Короче говоря, на мировом чайном рынке постепенно появляются новые игроки и, пожалуй, уже сейчас применительно к чаям из разных стран можно употреблять термины «старосветский» и «новосветский» в том же значении, в какой эти термины употребляются на рынке винном. Но, конечно, с совершенно отличной от винного рынка (и от историко-географической реальности) привязкой к странам-производителям.

Я думаю, что в своем кратком обзоре я упомянул далеко не все новые чайные страны, но, если честно, цели такой я и не ставил. Просто сошлись вместе два события — и захотелось подбить всю имеющуюся у меня информацию о чае из неочевидных стран. Первое событие — это публикация упомянутой выше статьи. Второе — дегустация образцов вьетнамского чая. Чай этот, строго говоря, «новосветским» совсем не является (чай во Вьетнаме выращивают очень давно, страна имеет собственную чайную культуру). Но для России этот продукт является относительно новым, новым он является и для меня — вот и получилась такая локальная и личная «новосветскость».

Впечатлениями от вьетнамских чаев я поделюсь несколько позже. Еще не все и не всеми способами попробовал.

Денис Шумаков