чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: алексей чураков. там, где торжествуют фениксы

К извечным насмешкам АдминаМо над пуэрной ситуацией в Китае и в России, в принципе, я уже привык. Большая часть из них по делу и поэтому не воспринимаю их как издевку. Но на этот раз насмехаться было не над чем, так как была нам поставлена задача найти в Юньнани хороший чай дяньхун или юньнаньский красный чай, а в красных чаях мы оба были не сильны. И проблема даже была не в том, что поставленная нам задача была поставлена перед нами нами же самими, а в том, что решать ее надо тоже было нам самим. То есть полное самообслуживание. Хотя так иногда хочется, особенно если в Юньнани весенняя пора дождей, чтобы понавыскакивала разная бесовщина, типа джинов, золотых рыбок, серых волков, и прочих коньков-горбуньков (называемых русской диаспорой в Китае «помогайками»), и принесла чаю отменного. В идеале, бесплатно. Но пока еще так не бывает (видимо, у нас еще не тот уровень личностного и духовного роста), поэтому, покряхтев пару дней в Куньмине, столице Юньнани, и отложив наши пуэрные дела, мы залезли в ночной спальный автобус до Юньсяня, так как до Фэнцина, основного пункта нашего путешествия, билеты все были раскуплены. Честно говоря, в голову рвалась предательская мысль, что эти автобусные билеты скупили китайские конкуренты — охотники за весенним чаем, но я старался ее отгонять, объясняя себе, что весь чай скупить невозможно. Хотя цены при такой возможности могли серьезно взлететь, что могло сильно подпортить впечатление от поездки.

Уйду от описания ночного спального автобуса, когда лежишь в конце салона, на первом этаже среди еще четырех таких же несчастных как на нарах (на верхнем этаже еще столько же пассажиров среднего уровня немытости), а автобус несется по постепенно ухудшающейся дороге, и с одного боку курит в окно наркоманистого вида молодой китайский товарищ, а с другого Админ дает полночи дельные советы, типа: «Видишь те одноразовые полиэтиленовые пакетики? Знаешь для чего? Чтобы ты завернул в них свои ботинки, чтобы пассажиры во время поездки не запачкали их, когда блевать ночью будут».

Убедил. И потом, с периодичностью приблизительно в полчаса, я перепаковывал и перекладывал свои ботинки в наиболее безопасное, на тот момент, как мне казалось, место. Но дополнительное сканирование соседей по кроватям через какое-то время приводило к мысли, что ботинки не слишком удачно стоят, как бы это сказать, даже рискованно, и она заставляла меня подниматься снова и снова и просчитывать, куда может вырвать неизвестно какого китайского бедолагу. Выспаться чуть-чуть удалось только в гостинице, так как приехали слишком рано, и было время поспать в снятом на полдня номере.

Помотавшись полдня по Юньсяню, и залетев в пару экзотических чайных мест типа фабрики, когда-то делавшей красный чай, а сейчас самогонку из пуэрного листа, или чайного завода от Министерства обороны КНР. Во втором случае было похоже на то, что перед пуэрными сверхприбылями дрогнули даже стойкие военные сердца, раз организовали пуэрное производство. Чай, кстати, оказался так себе, но дальнем походе или автономном плавании сухим пайком, наверное, вполне сгодится.

Наконец, после обеда, умудрились купить немного хорошего дяньхуна у крестьян, как нам казалось сначала, но случайно заглянув во двор, обнаружили там черное «Ауди А8» представительского класса самой распоследней модели. Крестьяне (семейная пара) очень были рады показать свежую покупку. Стало понятно, что крестьяне были липовые. Оказалось, что это были достаточно обеспеченные товарищи, с небольшим пуэрным заводиком, но судя по «Ауди» заводик был побольше, чем просто небольшой. Ну и красным чаем тоже промышляли, который оказался намного лучше их же пуэров. Да и впоследствии оказавшийся самым лучшим дяньхуном, с которым мы встретились той весной.

Но, конечно, мы в первую очередь хотели попробовать настоящего фэнцинского дяньхуна, тем более, что слава о нем, как говорится, распространилась далеко за пределы Поднебесной. Но самым известным был красный чай Фэнцинской чайной фабрики, на которую мы с АдминомМо и стремились. Ему хотелось поставить пару банок с симпатичным красным чаем, разбавив свой несколько однообразный пуэрно-блинный (и поэтому отпугивающий многих покупателей) ассортимент. Покупатели, заходя в его магазин, просто не понимали, что кругляшки и квадратики прессованной травы на полках - это тоже чай, к тому же очень вкусный, и что такое может продаваться. Я же хотел найти недорогой, но хороший дяньхун, который я надеялся на этой фабрике приобрести. У каждого были свои надежды, связанные с поездкой.

Да, кстати, почему же фениксы? Название Фэнцин состоит из двух иероглифов «фэн» и «цин» или «феникс» и «торжество» соответственно. То есть можно составить словосочетание типа «фениксовое торжество», хотя меня так и подмывает перевести как «фениксова свадьба». Скорее всего, неправомерно так переводить, да и корректно ли вообще переводить собственное имя, но зная, как многие синологи и китаеведы вольно трактуют китайские тексты, древние и современные (часто так вольно, что после их переводов «Приключения Буратино» можно спокойно считать прямым подстрочником «Пиннокио»), оставлю такое название на своей совести. Впрочем, так как у меня в голове пару раз после пития хорошего дяньхуна тоже взмывали фениксы, то в принципе, думаю, что перевод очень даже к месту.

Фэнцин находится примерно в 40 км от Юньсяня, то есть с договориться с таксистом больших сложностей не составило. Сыграло, конечно, и хорошее знание китайского языка Админом да и таксисту было интересно иностранцев повозить-пообщаться. Выдвинулись после обеда, и буквально через полчаса добрались до родины юньнаньского красного чая. Не доезжая пару километров до Фэнцина, заметили на большом холме пагоду. Админ (человек опытный и поэтому практичный) спросил таксиста: «Пагода старая или недавнишняя? Старая? Тогда останови-ка». По суровым ноткам в голосе я понял, что на культовый новодел он бы даже и не обратил внимание. Сразу всплыла история, что кто-то из китаистов, правда сильно пьяный, рассказывал, что знаменитое терракотовое войско Цинь Ши-хуанди под Сианем не раскопали, а изготовили, закопали, и потом раскопали в 70-х годах, чтобы привлечь в Шаньси поток туристов. Врал, наверное, но видя на что китайский народ способен изготовить в качестве подделок антиквариата (или как это у них называется «копирование старины»), мысль не кажется уж такой неправдоподобной. На склоне под пагодой была выращена из цветов надпись «Родина Дяньхуна». Поняли, что приехали по адресу...

Щелкните, чтобы посмотреть: Юннань. Внешний вид. Щелкните, чтобы посмотреть: Вывеска. Щелкните, чтобы посмотреть: Дегустация. Щелкните, чтобы посмотреть: Чай для России, для Владивостока.

Фэнцинская чайная фабрика оказалась местом очень простым, одноэтажным, и в районе рабочих окраин, если этот, по китайским меркам, поселок городского типа их вообще имел. Перед главным зданием стоял памятник Фэн Шаоцю, который, можно сказать, был изобретателем дяньхуна. В молодости он был учеником известного эксперта по чаям начала 20 века Ху Хаочуаня, много изучал и работал в технологиях изготовления красных чаев провинций Фуцзянь и Аньхой. И в 1938 году будучи технологом компании «Чжунча», в местности Шуньнин на горе Фэншань собрал чай, из которого изготовил цзинь красного чая. Этот чай был послан в Гонконг, где его сразу же определили «вершиной китайского красного чая». Затем, естественно, его настигла популярность и в предвоенной Британии, а в 60-е годы дяньхун завоевал международную популярность. При такой раздутой многолетней маркетинговой кампании меня удивила (даже несколько смутила) видимая простота зданий и внутренних двориков головного отделения фабрики.

Щелкните, чтобы посмотреть: Образцы чая. Щелкните, чтобы посмотреть: Внутрифабричная выставка. Щелкните, чтобы посмотреть: Посуда (игрушечная) из прессованного чая. Щелкните, чтобы посмотреть: Памятник Фэн Шаоцю.

Зашли внутрь. Сразу за входом большое помещение. Это так называемый шоу-рум. Здесь образцы всей продукции, три стола с шестью-восемью девочками, которые всегда заварят чай ихней фабрики. Ну и немного расскажут. Обрадовались, что русские могут что-то на китайском говорить, сразу же сказали, что и в Россию они продают тоже чай, показали пачку. Осмотрев ее снаружи, мы успокоились — компания была из Владивостока, далеко. Посмотрев содержимое — успокоились еще больше: чаек был так себе, не-конкурент.

Попили один сорт, другой... Хотя сейчас уже и весна, но девочки сообщили, что нового урожая еще нет, предложили попить ихнего пуэра, но мы отказались. И хотя вид был чуть похуже, чем у наших крестян на «Ауди», но во вкусе были нотки сладости и душистости, из-за которых и ценим дяньхун именно из этого региона и именно Фэнцинской фабрики. Цена же, названная, девочками меня тоже поразила, но в другую сторону. Я уважительно отодвинул чайные коробочки, вдруг просыплю, а потом и не расплатишься. Пофотографировали диковины — чайные принадлежности и посуду, прессованные из пуэра. Скажу только, что вживую смотрятся хуже. Девочки знали свое дело и развлекали нас, «иностранных друзей», разными местными новостями. Сказали, стараясь, видимо, нас поразить фактами, что у них есть чайное дерево, которому 3200 лет. Админ скептически усмехнулся, но его сразу же завалили проспектами и журналами на китайском и английском с участием этого дерева. Сказали также, что это в четырех часах езды отсюда. Потом добавили (как же рассказать без материальной составляющей?), что в прошлом году на их фабрике был сделан один блин из листьев этого дерева и продан аж за четыреста тысяч юаней. Админ аж поперхнулся от такой важной «коммерческой» новости, и только собрался сказать, но пришел высокий красномордый товарищ из управления и увел нас к директору.

Директор оказался человек симпатичным, но нервно-деловым и постоянно отвлекаемым. Памятуя, что в Китае следует переспросить три раза, чтобы добиться относительно правильного ответа, поэтому спросили снова про виды на новый весенний урожай. Интересно, что этот, назовем его так, «обычай» перекликается с удивительной европейской вежливостью, где тебя приглашают в дом, но приходить можно только после третьего приглашения, ибо только оно показывает, насколько по-настоящему тебя в этом доме хотят видеть, а до этого просто правило вежливости. Для меня это несколько дико звучит, потому как после пары приглашений к себе, я третий раз подряд и приглашать не буду, ну не хочет человек, мало ли. А, про новый урожай совсем забыл...

Чай внесли, заварили, но рассматривая и попивая, мы заметили, что чай ничем не отличался от того, прошлогоднего, который нам заваривали девочки из шоу-рума. Мы удивленно с Мо переглянулись. Переспросили директора, новый, точно ли? Он глянул на стоящих вокруг нас помощников, те закивали. Заварили, глотнули, но отличий не нашли. Директор время от времени отвлекался на важные звонки, нам стало грустно. На всякий случай, спросили цену. Он сходу, видимо на всякий случай, назвал цену выше объявленной девочками еще раз в четыре-пять. Мы поскучнели и стали прощаться.

Вышли, еще немного побродили между одноэтажными цехами. Моросило, поэтому долго ходить не хотелось, да и фениксы, похоже, куда-то разлетелись. Бухнулись в наше такси и поехали в обратный путь.

Чуть отъехав от города, на ленте горной дороги, Админ вдруг попросил таксиста остановиться. Вылезли и встали завороженные зрелищем необычайной красоты. Клочья облаков неслись прямо над нашими головами, желто-песчаные склоны гор с зелеными прожилками, объятые изморосью, стекали вниз, но в тоже время были мощны и непоколебимы, и переходили в рисовые поля, залитые водой стального цвета. Зрелище было настолько фантастическое, что мы с Админом долго стояли на краю дороги, а таксист стоял, полуоблокотившись на машину, усмехался и тихонько покуривал, но сам был тоже не в силах оторвать глаз.

Воздух был теплый, влажный, наполненный ароматами только что распаханного чернозема, коровьего хлева, свежести цветущий растений и одновременно чуть спертый. В нем можно было также уловить и вкусный запах заготовленного сена, когда приоткрываешь дверь в сеновал, ржаного хлеба, что продавался в моем детстве по 9 копеек, и запах множества других хороших воспоминаний моей жизни, которые вдруг всплыли и заполонили меня. Судя по долгому стоянию и молчанию, с Админом и таксистом происходило что-то похожее.

Щелкните, чтобы посмотреть: Дорого и пагода. Щелкните, чтобы посмотреть: Юннань. Пейзажи. Щелкните, чтобы посмотреть: Юннань. Пейзажи. Щелкните, чтобы посмотреть: Юннань. Пейзажи...

— Запах Юньнани, — Админ точно угадал мои мысли. — Ни на что не похож и ни с чем не перепутаешь. Удивительный. За это Юньнань и люблю... Ну ладно, — вдруг он опомнился, — Дяньхун похоже мы нашли, хоть и не там где хотели. Но это обычно так и бывает. Поехали в Юньсян, — обратился он к таксисту по-китайски.

Мы запрыгнули в такси, и буквально через пару минут «Родина Дяньхуна» с фениксами, которых мы чуть было не встретили, скрылась между гор.

Алексей Чураков
Фото: Алексей Чураков