чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 435 (28.08.08). д. шумаков, с. хорольский

ТАЙТУН
Одной из основных целей недавнего нашего путешествия на Тайвань был юго-восточный уезд острова с простым названием Тайтун (причем он скорое «восточный», нежели «южный», и само его название переводится, как «Восток Тайваня»). Тайтун лежит немного в стороне от главных тайваньских чайных дорог — практически все широко известные чаи острова выращиваются в других его регионах. Однако есть и исключения. Специальные тайтунские.

Ремарка. Уже после публикации этой статьи специалисты по китайскому языку сообщили мне, что название описываемого уезда по-русски правильнее писать Тайдун. В этом тексте я уже оставлю все, как есть — а в следующем учту рекомендацию. Вера, спасибо!

Впрочем, мы ехали в те края не за знаменитыми чаями, а за неизвестными нам пока высокогорными тайтунскими плантациями. В один из прошлых визитов Сергея Хорольского («Бирюзовый чай») на остров знакомые фермеры рассказали ему о том, что некоторые тайтунские плантации расположены на высоте более чем 1500 метров над уровнем моря. И обещали показать. В другой раз.

«Другим разом» как раз и оказался наш совместный визит на Тайвань, так что посещение тайтунского чайного высокогорья было неизбежным.

ФЕРМЕРЫ
В Тайтуне буквально в течение одного дня нам довелось встретиться с тремя совершенно разными чайными фермерами. Настолько разными, что мне даже пришла в голову мысль о том, что на их основе можно составить классификатор чайных фермеров Тайваня. И я даже его составил — но полагаю, что к действительности он не имеет никакого отношения. Тем не менее.

Первого из встреченных нами фермеров (вернее, конечно, это он нас встречал — и именно он возил нас потом по остальным фермам) можно, пожалуй, назвать степенным — в том смысле, в котором это слово употребляется по отношению к весьма зажиточным крестьянам. Его зовут господин Ган, чай он выращивает просто отличный — Медовый Красный «Бирюзовый Чай» закупает именно у него. Но помимо простого выращивания и производства чая, он с этим чаем выделывает еще разные необычные штуки, позволяющие получать дополнительный и, судя по всему, неплохой доход. К таким штукам, в первую очередь, относится чайная кулинария — заглавной постройкой на ферме господина Гана является ресторан, в котором подаются разнообразные чайные блюда.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ. ПРЕЗИДЕНТ
Некоторое время назад на Тайване были выборы президента. И кандидаты на этот пост колесили по острову в предвыборных целях — встречались с избирателями и с избирателями же фотографировались. И, естественно, использовали фотографии с избирателями в своих агитационных материалах («Это наш кандидат с фермерами, это — с монахами, а это на обеде, в небольшом ресторанчике»). Затем, как это часто бывает на выборах, один из кандидатов стал президентом. И все посещенные им ранее избиратели — монахи, фермеры и владельцы ресторанчиков — резко достали из специальных загашников фотографии с теперь уже президентом. Поэтому фотография «А это я с президентом, он ко мне сам приезжал» есть на Тайване у всякого уважающего себя человека. И у каждого степенного фермера, если использовать введенную ранее терминологию.

СТЕПЕННЫЕ ФЕРМЕРЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ
Так вот. В ресторанчике господина Гана тоже висит фотография с президентом. Он к нему сам приезжал и чайной кухни, естественно, отведал. А мы нет — очень торопились. Я только съел какую-то одну неидентифицируемую штуковину зеленого цвета (зеленая, значит с чаем) и она мне не понравилась.

Но степенность господина Гана заключается не только в ресторанчике. Степенность тайваньских чайных фермеров не исчерпывается состоятельностью и вниманием будущих президентов. Они еще постоянно экспериментируют. Или сами что-то придумывают, или быстро и творчески внедряют чужие придумки. Причем эти придумки не являются бизнес-откровениями или великими изобретениями и почти никогда не являются уникальными — их легко может воспроизвести любой другой фермер. Но при этом встречаются такие придумки только у фермеров степенных.

Это придумки в стиле крестьянского «чего-то еще». Ну вот знаете, как это бывает в деревне или там на дачах. Сады есть почти у всех. Но почти все этими садами не занимаются — что само нарастет, то и ладно. На еду хватает. И вдруг находится один какой-либо персонаж, который начинает за садом правильно ухаживать. Подрезка там, борьба с вредителями, подкормка, подпорка, прививки и прочие садовые премудрости. Через некоторое время (в саду ничего быстро не происходит, поэтому садоводство я считаю одним из самых интеллектуальных занятий) появляются и результаты трудов. Тех же яблок становится много, благодаря правильному подбору сортов они в семье есть всегда и хранятся долго, регулирование урожая избавляет хозяина он стандартного для яблонь чередования урожайного и неурожайного годов и т.п. Короче говоря, в саду появляются излишки. Которые уже можно продавать и хитроумно перерабатывать. Повидло там делать, сидр, кальвадос. Ну, в общем, понятная схема.

Со стороны же она выглядит совсем иначе. Вот у одного садовода есть сад, и у другого есть сад. Но у одного яблок разве что «на попробовать», а у другого и сидр, и кальвадос, и повидло. Хотя деревья на вид почти одинаковые, проделанная работа следов на них оставляет немного — неспециалисту не понять.

С чаем все получается точно также. При грамотной подходе у хорошего хозяина в какой-то момент наступает изобилие. Которое можно тупо продать. А можно умно переработать и продать гораздо дороже.

Именно из такого умного подхода, как я понимаю, растут ноги и у ресторанчика господина Гана, и у еще одной его чайной фишки — масла, отжатого из семян чайных кустов. О котором я писал в выпуске от седьмого июля.

Кроме господина Гана, мы повстречались (уже на следующий день и уже в Хуаляни) еще с одним степенным фермером, который тоже делает отменный чай и у которого тоже есть свое чайное «что-то еще». Он принимает на своей ферме группы туристов, рассказывает им о чае, устраивает дегустации и вообще ведет жизнь, которую запросто можно назвать светской. Турист идет косяком — внутренний туризм на Тайване очень развит, кроме того, чай является стандартной туристической достопримечательностью острова.

А еще одно встреченное нами чайное хозяйство (тоже в Хуаляни) можно назвать «суперстепенным» — уровень выращивания и производства чая там поднят на такую высоту (и содержательную, и маркетинговую), что я его даже в свою классификацию не включу и рассмотрю как некое исключительное явление. Чуть позже.

ПРОСТО ФЕРМЕРЫ
Вторая категория тайваньских фермеров самая скучная. Эти фермеры просто выращивают чай и, при случае, продают его. Почему они выращивают чай — непонятно. Повелось у них так, или просто выращивать чай им удобнее, чем что-либо другое. Я не знаю. Но в чае, как правило, эти фермеры разбираются не очень хорошо и на выращивание его совершенно не запариваются. Выполняют набор стандартных и однажды изученных процедур — и все. У нас так часто картошку растят. А так как чай, в отличие от картошки, не является жизненно необходимым продуктом для семьи и отнюдь не является самой выгодной сельхозкультурой, то чайные плантации у таких фермеров часто находятся в условном запустении. И часто вообще исчезают, уступаю место перцу, бетелю или какой-нибудь другой, более выгодной, культуре.

Так как эти фермеры неинтересны, о них больше и говорить нечего.

ЧУМАЗЫЕ ФЕРМЕРЫ
Третью категорию тайваньских чайных фермеров, с которой нам довелось повстречаться, я решил назвать «чумазыми». Не потому, что они неопрятны или запущены. И не из антипатии. Напротив — мне лично этим люди показались самыми симпатичными. Мало того, наверняка почти все чумазые фермеры достаточно скоро станут степенными. Просто сейчас они еще молоды, находятся в самом начале своего фермерского пути и очень много работают. Невероятно много (по сравнению с ними, как, впрочем, и по сравнению с остальными китайцами, мы все здесь просто бамбук курим). И всегда выглядят так, как будто только что отошли от какой-либо чайной машины и направляются работать уже на саму плантацию. К грязности такой рабочий вид, как вы понимаете, никакого отношения не имеет. Но он заметно отличается от цивильного вида степенных фермеров.

А еще чумазые фермеры очень неплохо разбираются в чае и отлично знают свое дело. И их хозяйства часто расположены в какой-либо условной глуши. И часто именно такая «задвинутость» немного задерживает переход чумазых фермеров в степенные — богатство, как известно, рождается дорогой.

Они делают вкусный чай, и, будучи неизбалованными еще туристами и кандидатами в президенты, продают его по очень привлекательным ценам.

Именно такого фермера мы и встретили на высоте 1700 метров, выполнив, таким образом, главную задачу нашего путешествия в Тайтун. Высокогорные плантации были найдены, высокогорный тайтунский чай был попробован, его образцы закуплены и привезены домой.

О них я расскажу как-нибудь в другой раз. А некоторые картинки из Тайтуна, опубликованные еще во время нашего путешествия, можно найти вот здесь.

КОММЕНТАРИИ И ДОПОЛНЕНИЯ. СЕРГЕЙ ХОРОЛЬСКИЙ
Тайтун — это самый малонаселённый и удалённый от всех индустриальных центров регион Тайваня, местные Гавайи. В Тайтуне больше всего (в процентном отношении) тайваньских аборигенов, родственных, кстати, полинезийцам. Существует гипотеза, согласно которой именно Тайвань является прародиной полинезийских народов. Именно Тайтун выбрали в качестве места поселения японцы, прибывшие на остров более века назад.

Чая в Тайтуне производят больше, чем в Хуаляне, но меньше чем в Илане (это два других восточных уезда Тайваня). Выращиваются, в основном, чайные кусты следующих сортов: Золотой цветок, Ассам, Улун с зелёной сердцевиной, Крупнолистовой улун, Нефритовый улун. Другие сорта — только в опытно-промышленном количестве.

Общепринятой, в том числе и на Тайване, считается информация о том, что на востоке острова растёт лишь равнинный чай и чуть-чуть чая горного. Тот факт, что мы побывали на 1700 метровой плантации (по чайной классификации относящейся к высокогорным) — это микро сенсация — об этих заброшенных садах сейчас не знает практически никто. Все знают о равнинном качественном чае, некоторые знают о горном чае, но о высокогорном — практически никто. Очень уж далеко и неудобно до него добираться, а тайваньцы — народ небыстрый.

Денис Шумаков, Сергей Хорольский
Комментарии: Вера Михайлова