чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 469 (07.05.09). д. шумаков

ФО ФА ШАНЬ. ОКОНЧАНИЕ
Давным-давно, еще в январе, я написал небольшой отчет о путешествии по тайваньскому уезду Хуялянь вообще и о посещении чайно-органического монастыря Фо Фа Шань в частности. Это путешествие, напомню, мы предприняли вдвоем с Сергеем Хорольским (группа компаний «Бирюзовый чай») в самом конце июля 2008 года.

Тот старый рассказ получился немного незаконченным — как раз таким, каким получился наш первый визит в монастырь. После чаепития случилась достаточно подробная экскурсия по территории монастыря — нам показали место для совместных и достаточно массовых медитаций, цеха, в которых производится чай, и разнообразные объекты, которые можно уже считать музейными: грузовик времен японской оккупации, старые и чумазые чайные машины, штабеля сосудов для масла и прочие занятные штуки.

Более всего во всем этом монастырском оборудовании нас впечатлили машины для обработки чайного листа. Поразили, конечно, совсем не самим фактом своего существования — у многих фермеров есть такой же или примерно такой же комплект оборудования для механизированной обработки чайных листьев. Поразили они нас практически аптечной чистотой — сначала мы даже были уверены в том, что все это блестящее оборудование является все лишь выставкой, потому и блестит. Но сопровождавшие нас официальные лица уверили, что оборудование рабочее и активно используется.

Честно говоря, я сильно сомневаюсь, что блеск чайной машины сколько-либо заметно сказывается на качестве производимого на этой машине чая — но тут важен принцип. В связи с которым я позволю себе небольшое отступление.

Условия, в которых собирается и проходит обработку чай, чаще всего являются предметом застенчивого умолчания. Как бы предполагается, что сбор и производство чая — это такие красивые, чистые и благородные процедуры в стиле «пошли девушки с песнями по ягоды». Разнообразная рекламная продукция этот стереотип всячески поддерживает — и через некоторое время к производству чая начинаешь относиться, как к некоей мифологической процедуре в стиле батонов, растущих на деревьях.

А потом вдруг наткнешься вот на такую новость, и обалдеешь: «С будущего года [новость 2007 года] Чайный совет Шри-Ланки запретит использование полиэтиленовых мешков для транспортировки свежесобранного чайного листа. Сборщикам чая предложат заменить их на специальные пластиковые коробы или мешки из мешковины. Причина отказа от полиэтиленовых мешков состоит не только в том, что свежий лист в них хранится хуже, но и в том, что на Шри-Ланке сборщики чая часто используют для переноски чайных листьев мешки из-под минеральных удобрений» (вот оригинал).

Совсем небольшое умозаключение позволяет сделать вывод о том, что если с 2008 года сборщики чайного листа не носят свежесобранные листья в мешках из-под минеральных удобрений, то до 2008 года — вполне себе носили.

И это — только эпизод. Сбор и производство чая, помимо того, что просто является тяжелой работой, которой занимаются очень бедные и часто весьма больные люди (достаточно немного последить за новостями из индийского Ассама, чтобы в этом убедиться), часто является еще и процедурой весьма негигиеничной.

С чайно-социально-экономической точки зрения Китай и Тайвань (особенно Тайвань) намного благополучнее Кении, Индии и Шри-Ланки. Я не уверен, что рядовые рабочие чайных плантаций там катаются, как сыры в масле — но почти не сомневаюсь, что за свой труд они получают достойное вознаграждение и без участия всяких международных фондов (это камушек в огород «Фэйртрейда», хотя, конечно, «Фэйртрейд» этого камушка не заметит).

Так что европейский потребитель, выпивая свою чашку китайского или тайваньского чая, может не особенно переживать за то, что каждая чаинка полита кровью и слезами нещадно эксплуатируемых крестьян и сезонных рабочих. А вот в случае с чаем цейлонским, индийским или кенийским может переживать — эти чаи, несмотря на новые времена, продолжают оставаться классическим колониальным продуктом. За владельцев чайных плантаций и разного рода менеджеров можно не переживать при любом раскладе — им живется неплохо в любой стране. За что в упомянутом уже Ассаме серьезно настроенные работники чайных плантаций на менеджеров и владельцев плантаций время от времени нападают.

Однако я отвлёкся — давайте вернемся к гигиене. С гигиеной (равно как и с экологией) дело в случае с подавляющим большинством чаев обстоит неизвестно как. Проверить, помыл ли руки каждый конкретный работник, невозможно. Равно как и проверить санитарное состояние цехов, в которых производится чай.

Уверенным в абсолютной гигиеничности потребляемого чая (если, конечно, такая паранойя на кого-нибудь накатит) можно быть только в двух случаях — при абсолютной информационной прозрачности всей цепочки, которую проходит чай от плантации до чашки (это пока утопия) или при ситуации, в которой поддерживать чистоту, экологичность и качество чая производителя заставляют обстоятельства непреодолимой силы.

Рыночные рычаги здесь не работают. Вместо них работает простая человеческая добросовестность (достаточно редко), страх (тоже редко, всех не запугаешь), религиозные принципы и другие столь же тонкие материи.

Это, конечно, только моя гипотеза, но полагаю, что в случае с блестящими чайными машинами монастыря Фо Фа Шань на чистоту работали именно религиозные принципы работников. Полагаю, что ко всем остальным составляющим производства чая в этом монастыре относятся точно также.

Ну или, по меньше мере, в это хочется верить.

Вот. Что касается наших дальнейших встреч с монахами, то все было просто и по-деловому. После посещения монастыря мы отправились обедать. За обедом по радио пели «Хей, Джуд» на китайском (да-да, я слышал «Хей, Джуд» на китайском языке), а после обеда мы решили вернуться в монастырь и прикупить у них чаю. Поехали. Нас ждали. С подарками и предложением отправиться на плантации. Ну мы согласились, конечно. На плантациях сфотографировались и снялись на видеокамеру — и срочно бежали из Хуаляни в Тайпей, потому что уезд уже накрывал тайфун.

Монастырский чай оказался вкусным и при последующих дегустациях. Монахи — молодцы.

Кстати, про девушек, которые пошли по ягоды. Посмотрите на чудесную подборку фотографий с чайного шоу, которое проходило в Китае, в провинции Аньхуэй, в уезде Цимень, весной 2007 года. Помните только о том, что это хоть и чайное, но шоу.

Сергей, спасибо за фотографии.

Денис Шумаков