чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 489 (15.10.09). д. шумаков

РОСКОШЬ СО СМЕЩЕННЫМ ЦЕНТРОМ ТЯЖЕСТИ
Знаете, есть такой дурацкий стиль поведения — в чем-нибудь (да хотя бы в чае) более или менее разобраться и начать использовать это «что-нибудь» в качестве увеличительного стекла для рассматривания людей. Особенно таких людей, которые по общепризнанным параметрам тебя превосходят (умнее, сильнее, богаче, красивее). И находить удовлетворение в умозаключениях типа «вроде и деньги есть у человека, а пьет такое барахло», «гляди-ка ты, чемпион мира, а ест гамбургер», «яркая индивидуальность, а Диккенса не читал» — и так далее.

Если этого беса в себе не сдерживать, то постепенно между сознанием и окружающим миром образуется фильтрующая система, состоящий из ограниченного набора фильтров — «по вину», «по чаю», «по книгам» и прочим интересным признакам. Причем система этот будет не пассивной, а активной — например, на натюрморте он будет вычленять бутылку вина на заднем плане, считывать этикетку и давать основания к появлению пассажей типа «картина, конечно, хорошая, но вот такое вино, которое виднеется в дальнем углу, в шкафу, с таким мясом не пьют». Ну и так далее — вы понимаете, о чем я, такой стиль поведения сейчас очень распространен.

Сам я тоже не безгрешен. Просматривая на днях репортажи Сергея Доли об отеле «Бурдж Аль Араб», я зацепился за вот за эту фотографию. Вернее — за два зеленых яблока в вазе с фруктами, как две капли воды похожих на те яблоки с восковой шкуркой и характерным вкусом, которыми завалены сейчас все супермаркеты. И первая мысль, которая пришла мне в голову, была как раз мыслью описанного выше стиля: «И стоило платить такие деньги для того, чтобы тебе подавали такие яблоки». Потом, конечно, я исправился, и подумал другие мысли: о том, что в Эмиратах даже такие яблоки — роскошь, о том, что возможно это совсем другие яблоки — очень вкусные — и о том, наконец, что зелен виноград.

Однако именно эти яблоки заставили меня сформулировать, наконец, некоторые соображения о роскоши со смещенным центром тяжести.

Вот смотрите. Любая услуга, которую мы потребляем, может быть разбита на пять составляющих. Услуга сама по себе, упаковка, интерьер, обслуживание и цена. Проще всего такую структуру можно понять на примере ресторана, в котором есть собственно еда и напитки (услуга сама по себе), способ их подачи (упаковка), в котором есть интерьер, в той или иной степени любезные официанты и, наконец, цена. Все просто и понятно.

Давайте теперь немного абстрагируемся от чисто русского закидона, в результате которого люди очень часто ходят в ресторан не покушать, а повыпендриваться, и сделаем очевидный вывод о том, что самой главной частью ресторана является еда. Вкусная, свежая, натуральная — и так далее, и тому подобное. Но вместе с этим еда является и самой сложной частью — сделать так, чтобы в ресторане всегда готовили умопомрачительно вкусно (я предлагаю использовать именно такую формулировку вместо лукавой «стабильно высокое качество блюд») чертовски сложно. Гораздо проще организовать необычную подачу, сделать интересный дизайнерский интерьер, научить официантов улыбаться и употреблять непривычные термины «сударь» и «сударыня» и сделать такие цены, чтобы они невольно внушали уважение и заставляли сердце сладко замирать от масштабов предстоящих затрат. А потом убедить клиента в том, что именно вся эта мишура является в ресторане главной. И добиться в итоге того, что гость, скушав какую-нибудь фигню, но необычной формы, в необычной обстановке, под облизывание официантов и за хорошую цену, останется чрезвычайно доволен и вернется в ресторан еще раз, потому что там комфортно.

В принципе, в такой ситуации нет ничего странного. Клиенты, в общем-то, довольны. Мало того — та же кулинарная культура обширна и многообразна, в мире есть целые страны, в которых доминантой в ресторанах является-таки еда, так что все нормально. Есть только две проблемы.

Во-первых, перенос центра тяжести с сути услуги (товара) на его сопровождение является одним из принципов современной экономики. В этом тоже нет особенной беды, потому что действительно хороших вещей очень мало и на всех не хватит — а накормить, причем накормить так, чтобы люди остались довольны, нужно всех. Вот и приходится скармливать людям разную питательную субстанцию под каким-либо привлекательным соусом — информационным или самым настоящим. Майонезом, как известно, можно многое исправить (качественный майонез, кстати, тоже большая редкость).

Но есть еще и «во-вторых». При повышении уровня товаров и услуг смещение центра тяжести в сторону антуража очень часто только усугубляется. Если продолжать ресторанные аналогии, то кафе, посетители которого в сторону макдональдса смотрят с брезгливостью, от этого самого макдональдса будет отличаться более уютным интерьером, любезными официантками, ценами и тем, что биг-мак в этом кафе будет разложен по тарелке и назван «клубным сэндвичем» — но не качеством еды. Мысль, я полагаю, понятна — с аналогиями и примерами можно заканчивать.

Так вот. Как раз ситуация, при которой роскошная услуга или роскошный товар на поверку отличаются от своих нероскошных собратьев только антуражем, подачей, поведением продавца и ценой, мне кажется противоестественной. Я понимаю, что люди это ценят. Я понимаю, что в современном мире есть возможность доставлять человеку удовольствие более простыми способами, нежели очень вкусная еда, великолепная музыка и прочие радости жизни. И тот факт, что спрос на роскошь давно уже превышает предложение и что спрос этот надо удовлетворять, я тоже осознаю. Но я все равно как бы против.

Дело даже не в том, что «нашего брата дурят» и что за полторы тысячи долларов в сутки гостей «Бурдж Аль Араба» кормят зелеными магазинными яблоками. Это все ерунда. Не ерунда то, что такая роскошь со смещенным центром тяжести перестает выполнять свою основную социальную функцию.

Социальная функция роскоши состоит в том, чтобы формировать и развивать сообщества ценителей, которые, в свою очередь, будут развивать сами продукты и способствовать развитию ремесла, науки и искусства. Ключевое слово здесь «ценитель». Предметный ценитель, который разбирается в табаке, вине, золоте, драгоценных камнях и прочих приятных штуках — а не ориентируются в моде и помнит триста названии и пятьсот оберток. Совершенно очевидно, что роскошь, ориентированная не на сам товар, а на его роскошную подачу, способно развить сообщество специалистов по роскошной подаче, а не сам товар. Это тоже хорошо и тоже полезно — только принципы роскошной подачи они везде одинаковые. А товары всегда разные. И это разнообразие хотелось бы сохранить, а то люди уже вкус настоящих помидор начинают забывать.

К чаю, как вы понимаете, все эти мои умозаключения на грани бреда имеют самое непосредственно отношение. С одной стороны, чай является чистой роскошью. Доступной, распространенной, но роскошью. С другой стороны, в чайной культуре и чайном бизнесе существует очень много возможностей для создания дополнительных сущностей, полностью замещающих, в конечном счете, вкус и аромат чая. И, наконец, с третьей стороны, спрос на хороший чай (а с недавнего времени и вообще на чай) существенно превышает предложение. И центр тяжести начинает смещаться. На обертку, на рекламу, на статус, на пользу для здоровья, на этические принципы и правила поведения чайных людей — сторон для смещения много.

А хочется-то просто хорошего чаю. Простой человеческой роскоши.

Денис Шумаков