чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 540 (11.02.11). д. шумаков

ВАРВАРСТВО
Здесь, в Вильнюсе, установилась прекрасная погода — мороз, солнце, местами приятный ветер — красота, короче говоря. Которая (красота) усугубляется тем, что в первой половине дня солнце светит нам на балкон и на этом самом балконе становится очень удобно фотографировать чай. А у меня как раз куча неотснятого чая, о котором есть смысл писать — летние еще тайваньские запасы, новые поступления с острова, новые чаи «Русского каравана», ну и так, по мелочи. Вот я и бросился. Сфотографирую, думаю, сейчас несколько чаев, потом заварю их со всем вниманием и опишу подробно.

А потом случилась всякая суета и заварить чаи со всем вниманием у меня не получилось. В моем распоряжении оказались фотографии, сами чаи в сухом виде, четыре ярких впечатления о каждом из напитков и полтора часа времени — достаточно для того, чтобы этими яркими впечатлениями поделиться.

Все чаи — тайваньские, все отменные, все получены при непосредственном участии Сергея Хорольского (ГК «Бирюзовый чай»), за что ему отдельное специальное спасибо (это реклама, ага).

Хотя, конечно, всего несколько слов о каждом из следующих чаев — это варварство, потому как о каждом из них можно написать отдельный текст. А еще потому, что при фотографировании чай обычно перестаивает и заваривается с заметным перебором дозировки. Но именно это варварство вытаскивает из чая упомянутые уже самые яркие черты.

ВАРВАРСТВО РАЗ. ЛИ ШАНЬ УЛУН, САД ДА Ю ЛИН
О самом саде Да Ю Лин я писал примерно полгода назад, когда описывал красный (необычный и приятный) чай из тех краев, так что повторяться не стану. У аромата сухой заварки этого чая (как и любого добротного Ли Шань Улуна) есть одна хитрость. Этот аромат можно разнюхать традиционным способом — прогревая дыханием. А можно нетрадиционным — для этого достаточно банку или пакет с чаем немного охладить. Не в холодильнике, конечно — но балкон для такой процедуры подходит идеально. Так вот — аромат сухого холодного чая очень-очень свежий и приятный. А еще он очень легкий и тонкий — и некоторое время, по мере того, как чай будет согреваться, этот аромат будет развиваться и усиливаться, пока, наконец, душистость в нем не пересилит свежесть и он (аромат) не станет обычным лишаньским — цветочно-сладко-травянистым, причем сладость эта будет постоянно усиливаться и «медоветь», если можно так выразиться.

Самое яркое вкусовое переживание от дегустации этого чая в фотографическом режиме — терпкость. Классическая изящная и легкая терпкость хорошего слабоферментированного улуна. Доминировать во вкусе она, конечно, стала по очень простой причине — чай перестоял. Но терпкость все равно осталась очень приятной.

Вот этот чай, всеми способами.

ВАРВАРСТВО ДВА. ПЭН ФЭН 2009 ГОДА
У этого чая самые яркие «яркости» — визуальные. Сначала это разноцветье сухой заварки, вызывающее стойкие ассоциации со старой тропинкой в лиственном лесу, на которой годами прессовались опавшие листья, превращаясь в сухую и воздушную торфяную смесь, очень приятную и природную — от нее хочется радостно чихать и пускать умильные слёзы. Смесь серебристых ворсистых типсов и коричневых молодых листочков вообще является фирменным признаком Пэн Фэнов — но вот такая торфяная ассоциация у меня возникла впервые, сильно торопился, наверное.

Вторая «визуальная яркость» — это натяжение воды на чайные листья. Это, конечно, чисто физический эффект — поверхностного натяжения никто не отменял. Но у Пэн Фэнов, похоже, какой-то удачный размер чаинок — когда этот чай заваривается в гайвани, возникает полная иллюзия того, что вода покрывает и сама себя, и выпирающие чаинки неразрывной тончайшей пленкой. Это очень красивый и необычный эффект — он хорошо заметен на одной из фотографий чая.

Третья «визуальная яркость» — это, конечно, разваренные листочки. С ними у хороших Пэн Фэнов всегда все хорошо, и этот не стал исключением.

Кроме визуальных эффектов, этот чай порадовал еще и ароматом. Суховатым, с яблочными нотами в заварке и фруктово-виноградно-яблочным в настое. Молодец.

ВАРВАРСТВО ТРИ. БЕЛЫЙ ЧАЙ ОТ «ПУШИСТОЙ БЕЛКИ»
«Пушистая Белка» — это тайваньское чайное хозяйство, специализирующееся на очень хорошем и очень дорогом чае. Настолько дорогом, что его приобретение наиболее разумно из коллекционных соображений. Чай, впрочем, от очень высокой цены не страдает.

Белый чай от «Пушистой Белки» мне уже доводилось пробовать, примерно два года назад, но тогда это был чай в Инь Чжень стиле, то есть изготовленный из почек, небольших и волосатых. А на сей раз в мои чуткие руки попал чай в Бай Мудань стиле — то есть изготовленный из полноценных флешей.

Прелесть любого хорошего белого чая «Бай Мудань стайл» (ну то есть одна из прелестей) состоит в разборе и изучении его чаинок-корявчиков, которые засохли там, где их застала сушка — в самых нелепых позах. Совокупность таких чаинок образует переплетенную чайную «подушку», обладающую известной упругостью — хотя, конечно, мять и тискать ее не стоит.

Пахнет этот чай сухой степью. Я никогда не был в степи, но хочу, чтобы она пахла именно так — немного пыли, немного сена, немного цветов, немного солнца... С сеном, кстати, получилось красиво — в той порции белого чая, которую я заваривал для фотографирования, оказалась травинка. Очень симпатичная и свежая в заваренном виде — вот она, зеленая такая.

ВАРВАРСТВО ПОСЛЕДНЕЕ. ХУА ГАН ТЕ ГУАНИНЬ
Чайный сад Хуа Ган располагается на высоте 2700 метров — это очень высоко. Это один из самых высоких чайных садов в мире — даже если сделать поправку на плюс-минус 100 метров — с цифрами в Китае и на Тайване часто происходят чудеса. Хуа Ган Те Гуанинь, таким образом, с очень большой степенью вероятности является самой высокогорной Те Гуанинью в мире.

Пахнет самая высокогорная Те Гуанинь в мире тыквенными семечками — свежеподжаренными и свежепочищенными, в таких зеленых шкурках-пленочках. В принципе, за этим семечковым ароматом можно разнюхать и другие «зеленые» тона — но и семечек достаточно, уж очень они вкусные.

Этот же семечковый аромат переходит и в настой — только естественным образом прогревается и увлажняется, в него добавляется немного цветочных нот, он хорошо сочетается с цветочным же вкусом, становится объемным. И продолжает беззастенчиво доминировать.

Когда я соберусь с силами написать обо всех этих чах подробно, то начну именно с хуаганской Те Гуанини. Вот она какая.

Денис Шумаков