чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 549 (11.03.12). д. шумаков

В течение трех последних лет я в большей степени наблюдал за иностранными книгами о чае, нежели за русскими. Положение обязывало, сами понимаете. Поэтому первый же визит в московский Дом Книги, в кулинарный раздел, оказался для меня полным интересных и, пожалуй, приятных сюрпризов.

«ЧАЙ. РЕЦЕПТЫ ДЛЯ ЛЮБОГО СЕЗОНА»
Первое, что бросается в глаза — это книга «Чай. Рецепты для любого сезона» братьев Чантуриа. Если кто вдруг не знает, Чантурия — это одна из самых известных чайных фамилий в России. Рамаз Чантурия — это Генеральный директор Ассоциации «Росчайкофе» и главный редактор журнала «Кофе & Чай в России». Давид Чантурия — это известный титестер, автор и соавтор многих чайных проектов и большой ценитель дарджилингов (благодаря которым мы с ним и познакомились). Короче говоря, этим людям есть что сказать и есть что написать о чае.

Книжка «Чай. Рецепты для любого сезона» — это подарочное издание в импортном, если можно так выразиться, стиле. Ее структура очень проста: каждый разворот — это какой-либо хитрый чайный рецепт и убедительная иллюстрация. В итоге получается, что текста в книжке мало (что очень расстраивает), а картинок — много (что отчасти компенсирует расстройство). Покупать не стал, в другой раз куплю — был пешком, нагружен и мог позволить себе только одну книжку.

«ЧАЙ С ДЖЕЙН ОСТИН»
Она называется «Чай с Джейн Остин» и написала ее Ким Уилсон (Kim Wilson, Tea with Jane Austen). Книжка эта, по сути своей, является сборником всех упоминаний о чае и чаепитиях в книгах Джейн Остин. С творчеством этой писательницы я не знаком совершенно (если, конечно, не считать прекрасного индийского фильма Bride & Prejudice, в котором Айшвария, песни и танцы) — но о ее важном вкладе в формирование новых моделей межполовых отношений что-то слышал.

Сама идея тематической выжимки из творческого наследия какого-либо писателя достаточно банальна, но может привести к интересным результатам — тут все зависит от темы выжимки и от добросовестности выжимаемого автора. В случае с чаем и Джейн Остин такая идея показалась мне сильно притянутой за уши. С одной стороны чай и чаепития в ее романах встречаются часто — то есть выжимать есть из чего. С другой стороны, они, кажется, служит только фоном для развития сюжета (что вполне естественно), прописаны не очень тщательно, с небольшим количеством деталей. А те детали, которые есть (например, частое упоминание посуды Wedgwood, причем как нарицательного) носят характер скорее модных понтов (полностью аналогичных упоминанию Ролексов и Мерседесов в современной русской блатной прозе), чем качественного бытописания. Ну то есть интересного фактического материала в выжимке оказалось немного.

Но Ким Уилсон вывернулась. Она подробно проанализировала все приведенные в книге рецепты для чайного стола (не чая, естественно, а разных там пирогов), нашла эти рецепты в кулинарных книгах XVIII-XIX века, поместила из в свою книжку, снабдила подробными комментариями и перевела на современный язык и в современные кухонные реалии. То есть сделала пригодными к непосредственной реализации в домашних условиях — что справочную ценность книги заметно повысило.

Короче говоря, купил я ее. Прочел за пару часов на верхней полке купе поезда «Москва — Псков» (женщины-соседки смотрели на меня со снисходительным сочувствием). Больше читать не буду, но о покупке не пожалел (хотя надо было брать братьев Чантурия, конечно). Задумаю делать чаепитие в английском стиле, испеку фунтовый пирог. Остальные рецепты там какие-то подозрительные. Силлабаб из-под коровы, ага.

Кстати, может есть какая книжка типа «Морфий с графом Толстым»? Анна Каренина ведь принимала разные вещества, тогда это модно было...

«ЧАЙНОЕ ДЕЙСТВО»
Эта книга была издана в 2011 году и один ее экземпляр попал мне в руки почти сразу после того, как книга вышла в свет (Паша, Женя, спасибо). Ее автор — Александр Николаевич Игнатович — занимается японской историей, философией и культурой профессионально и академически. О японской чайной церемонии он уже писал — его книга «Чайная церемония», вышедшая десять с лишним лет назад, невероятно отличалась от всей чайно-церемониальной литературы, издававшейся тогда и у нас и не у нас. В наших книжках было много мути, а в импортных — картинок. Благодаря такой литературе у человека неподготовленного о японской чайной церемонии могло сложиться только одно мнение — это замершая заумная и заритулизированная традиция с элементами разнообразных извращений.

Японская чайная церемония у Игнатовича — это живая традиция, вобравшая в себя историю и культуру родной страны, духовный и мистический опыт ее жителей, их коммуникативные навыки и привычки, чайный опыт, творческие находки и самодурство отдельных персон. Академический стиль изложения материала, огромное количество ссылок, переводы нескольких японских чайных трактатов, информативные иллюстрации — рядом с большей частью современных чайных книг «Чайное действо» Игнатовича выглядит как Капица с Семеновым с портрета Кустодиева рядом с мужиком с мунковского «Крика».

В чайной библиотеке эта книга должна быть обязательно. Ну и от цитаты не могу удержаться. Немного измененной, с раскрытыми квадратными скобками и убранными сносками, которых обычно много в любом научном тексте.

«В письме к Фуруити Харима самыми неподходящими для приверженца «пути чая» чертами характера называются «привязанность к собственному я» и «удовлетворенность собственным я». Указание на то, что эти два отрицательных, с точки зрения буддизма, человеческих качества препятствуют продвижению по «пути чая», безусловно, сопрягается с идейным лейтмотивом чайного действа, родоначальником которого признается Сюкю, поскольку достижение здесь специфического психического состояния, родственного просветлению, и проникновение во внутреннюю сущность вещей предполагало преодоление собственного «я» посредством постижения его условно-реального характера. А также человек, занимающийся чайной практикой, не должен был испытывать зависти к знатоку этого дела или же, будучи таким знатоком, «свысока смотреть на новичков». И, соответственно, должен или учиться у знатока, или обучать новичков».

Денис Шумаков