чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 75 (25.06.01). д. шумаков

Мы продолжаем нерегулярничать – наш дурацкий интернет все еще оставляет желать лучшего. Да и лето. Хочется расслабленного состояния – и рассылки пишутся с трудом.

ХВАСТАТЬСЯ!
Однако некоторое время назад случилось событие, о котором сразу хотелось рассказать – или мы не хвастуны, если чуть перефразировать милых зверушек с острова доктора Моро…

Один хороший человек, Дмитрий Лёхин, ныне живущий и работающий в Англии, приехал в отпуск и привез чаю. Об этом чае и пойдет сегодня речь, тем более что за баночками и пакетиками, попавшими нам в реки, есть свои маленькие истории…

Итак. Под торжественные и нетерпеливые взгляды товарища Шумакова из бумажного пакетика с надписью «BRAMAH MUSEUM» (О! Это я уже начал хвастаться. А о «музеуме» – чуть позже) были извлечены две баночки и один пакетик.

На первой баночке (синего цвета) была нарисована (то есть, конечно, она и сейчас нарисована) роза. А надпись под не гласила English Rose Leaf Tea. Внутри оказался среднелистовой цейлонский (скорее всего) чай и лепестки чего-то из семейства розоцветных. Я не уверен, что это розы – но это и неважно. Чай оказался удивительно хорошим – даже Сергей Калинин, будучи небольшим любителем ароматизированных чаев, впечатлился им.

Вторая баночка – это просто праздник какой-то. И состоит он вот в чем. Обычная жестяная банка с обычным мелколистовым цейлонским чаем обклеена бумагой с выполненным полиграфическим способом рисунком на кембриджскую тему. И все это называется Cambridge Tea – во! И снизу еще приписка – мол, блестящая заварка для одаренных товарищей. Я так толком и не понял, кто лепит этот кембриджский чай – сам университет или фирма-производитель. Чай, кстати, хороший.

Обе баночки объединяло (кроме приятственного чая) одно непечальное обстоятельство – надпись Whittard of Chelsea на том самом месте, где обычно пишут фирму-производителя. Чаи этой компании мне приходилось пробовать и раньше, однако и на сайте и в рассылки мы обходили ее стороной по очень простой причине – все эти чаи были привозными, все из Англии. А писать о чаях, которых в России не очень-то и купишь, не хотелось. Однако, чаша терпения переполнилась (пожалуй, в прямом смысле этого слова) – и о Whittard of Chelsea сегодня пара слов скажется. По тем чаям этой компании, что попадали мне в руки, а потом – через чайник – в другие части тела, можно сказать, что Whittard of Chelsea занимает в далекой Англии нишу, которую в России занимает Майский чай. С поправкой на Англию, конечно ;) То есть под этой маркой можно встретить и замечательные чаи и чаи, скажем так, непонятные.

Что касается третьего привезенного чая, то он был не в баночке, но в пакетике. Многочисленные надписи на нем гласили следующее: Speciality Leaf Grade. A blend of Darjeeling & Assam teas of exquisite quality. Light Liquoring.

Все это многословие было упаковано в музее чая (том самом Bramah Museum, о котором я писал чуть выше). Это такой небольшой музейчик в Лондоне, вход в который стоит четыре фунта. Судя по фотографиям, любезно мне присланным (они скоро будут на сайте), музей весьма симпатичный – там даже наши самовары есть. Так вот, как и положено приличному музею, в чайном музее все можно не просто трогать руками, но еще и пробовать. То есть там проводятся всякие чаепития, в том числе и церемониальные. И, конечно, там можно купить чаю. Что, собственно, и произошло.

История у пакетика с чаем, таким образом, вышла простая, хоть и про заграницу. А вот содержимое пакетика продолжает оставаться для нас загадкой. Чай (сухая заварка, то есть) удивительно эстетичен. Он светлого цвета и состоит из очень тонких и длинных (до полутора сантиметров) чаинок – красота просто, короче.

Напиток же первым довелось попробовать Калинину (он, кстати, скоро вернется к нормальной рассылочной жизни – его дипломники одолели). Он-то и заметил первым, что у этого чая при заваривании листочки не разворачиваются. И что раньше он с такими чаями не сталкивался – только в книжках читал – что, мол, самые крутые чаи скручиваются так, что их потом и не раскрутишь никаким кипятком. Короче говоря, после этого в жизнь мою вошел научный подвиг. Вот и сейчас, когда я пишу это письмо, на кухне стоит накрытый полотенцем чайник, в котором заваривается этот музейный экспонат.

Что качается вкуса и аромата напитка, то они тоже остаются загадкой. То есть с ними все в порядке – они нормальные чайные. Но есть одна интересная фишка – они не сильно меняются в зависимости от крепости заварки. Это мне пока непонятно – но я тщательно изучаю эту проблему. Вои и сейчас... Нет, сейчас я уже пью.

Вот и все на сегодня. Напоследок хочу сказать, что мы продолжаем собирать сушонговские отклики наших читателей. Наверное, скоро мы подготовим по ним отдельный выпуск. Но уже сейчас можно сказать, перефразируя, по-моему, Ильфа с Петровым, что все люди делятся на тех, для кого сушонг пахнет черносливом и на тех, для кого он пахнет копченой рыбой.