чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 81 (27.08.01). д. шумаков

МОСКВА. ЗВОНЯТ КОЛОКОЛА...
В минувший четверг, вместо того, чтобы писать рассылку и отправлять ее в срок, я отправился в Москву за компанию с женой. Поездка, как это всегда бывает, получилась чайно-книжной. Да еще мы пали жертвой потребительского поведения (в дальнейшем – консумерского бихавиора). Ну, обо всем по порядку.

Прежде всего, мы купили на пробу четыре китайских чая (в уже неоднократно вспоминаемых «Чудесах Поднебесной») и их питием занимаемся последние дни – по вечерам. Два, которые выбирала жена – уже попробовали. На очереди те, что выбирал я. Итак.

Номер раз. Мэн Дин Хуань Я – что в переводе с великого, могучего, прекрасного и непонятного китайского языка означает «Желтые почки с горы Мэн Дин». В общем – «Хуань» – это гора (что, в общем-то, понятно). А «Я» – это, надо думать, желтые почки. Интересно, а как «зеленые почки»? Оставив этимологические изыскания на потом, в первый же по приезду вечер, мы заварили эти самые желтые почки (это, как понятно из названия, желтый чай).

Вообще говоря, я начинаю испытывать серьезные затруднения, пытаясь описать вкус и аромат китайских чаев и те ощущения, которые при этом испытывает пьющий. Но я попытаюсь. Аромат – неподражаем. Вкус – непередаваем. Ощущения – неописуемы. Но самый большой восторг вызывает сам чай – там ведь действительно почки – еще нераскрывшиеся чайные листочки. Когда они завариваются – они не разворачиваются, как чай из листьев – там нечему еще разворачиваться. Они остаются почками – но набухают. В прямом и переносном смыслах этого слова. Кажется, что прямо из этого чайника они начнут прорастать. И, кстати, они на вкус очень приятные. Мы просто тут взяли дурную моду – после пития чая залезать под крышку чайника и, дерясь за лучший кусок, съедать чайные листья, подражая древним героям (В.Г.Костенецкому). Я обязательно сфотографирую этот чай в процессе его потребления – и опубликую фотографии (только не совсем скоро – а то мы сайт переделываем, а времени, сами понимаете, нет совсем). Если резюмировать все ту путаницу, что я написал выше, то Мэн Дин Хуань Я – это чай, который нужно не только пить, но и видеть при этом (чуть не написал – «и есть» – но вовремя остановился – не все же такие извращенцы).

Номер два. Мао Се. Волосатый Краб. Это Я не знаю, что среди слов «Мао Се» является «крабом», а что «волосатым», но к товарищу Мао, который на пару со Сталиным нас слушает, я теперь буду относиться несколько иначе – он ведь или краб, или волосатый.

Однако, о чае. Волосатый Краб – это улун, со всеми вытекающими улунскими последствиями. Такими, как заметное изменение аромата и вкуса от заварки к заварке и одновременно сохранение основной вкусовой «темы», что ли, которая наиболее четко выражается в послевкусии. Так вот, это самое послевкусие очень «бархатистое» или «шелковистое», если применительно к вкусу можно применять эти осязательные прилагательные. И очень быстро проходит – буквально через две три минуты – что очень обидно. Я не думаю, что название чае связано с этой послевкусной бархатистостью – скорее всего оно происходит от формы сухого чая – он весьма причудливо скручен, и если принять во внимание возможность обозвать крабом всякую этакую заковыристость – все становится ясно.

Вкус листьев терпкий.

Что касается консумерского бихавиора, то он проявился в покупке нами почки разового ахмадовского дарджилинга, на которой было написано «Free Key Ring Inside». Пачку мы раздраконили немедленно после выхода из магазина – и брелок там действительно оказался. Замечательный, надо сказать, брелок – как, впрочем и все ахмадовские дизайновские штучки. Короче, маркетинг опять победил здравый смысл, если цитировать Калинина.

Так получилось, что я дописываю рассылку тогда, когда уже не собирался этого делать – и мы уже попробовали третий чай (предварительно сходив на концерт «Чайфа» - чувствуете, как переплетаются культуры ;). И потому...

Номер три. Этот чай я решил купить исключительно из хулиганских, да еще, пожалуй, из коллекционных соображений, которые для меня продолжают играть значительную роль при выборе и покупке новых чаев. На эти шарики, диаметром примерно два сантиметра, я положил свой алчный глаз еще в ноябре минувшего года – когда фотографировал китайские чаи для сайта. Сам чай называется Ли Чжи и представляется северным покупателям, неизбалованным разнообразием фруктов, как чай, свернутый в форме плодов личи. Как будто от этого становится яснее «чего они там плеснули».

В чистом свежем виде личи мне есть не приходилось (хотя в Москве – в том же китайском су-пер-мар-ке-те их можно купить по 350 рублей за 1 китайский килограмм), в консервированном виде эта экзотика похожа та на грибы, то на дары моря с экзотическим фруктовым вкусом. С чаем Ли Чжи это чудо природы связано только формой. Хотя, сдается мне, что если бы этот чай сворачивали в средней полосе России, он бы назывался Виш Нья.

Чай зеленый. Радости чаемана начинаются после того, как один из этих шариков кидаешь в чайник и заливаешь водой. Шарик начинает превращаться в цветок с лепестками из молодых чайных листьев (уже не почек, но еще и не полностью развернувшихся листьев) – это очень приятное и завораживающее зрелище – жаль, только, что постоянно открывание заварочного чайника не совсем вписывается в заварочные правила ;)

Вкус хороший. Аромат еще лучше и очень долго держится. Чай совсем нетерпкий, хотя мы пробовали его заваривать по разному – в том числе и настаивая довольно продолжительное время. Я думаю, что лучше всего использовать этот чай для удивления гостей – уж очень он необычный.

МУКАСИ БАНАСИ
Ну и на закуску. Мукаси банаси, так сказать (это, в переводе с японского – древние истории ;)

«... за год до этого семидесятилетний Мунаёси написал завещание, в котором просил, чтобы, если он «упадет где-нибудь мертвым», средства, полученные от продажи чайных принадлежностей, «пошли на его похороны и на текущие домашние расходы…»

Это из введения к «Хэйхо Кадэн Сё – переходящей в роду книге об искусстве меча». К чему я это? Сам не знаю ;)