чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 114 (27.06.02). д. шумаков

НОВЫЙ ЧАЙ
Еще весной мы начали описывать сорта чая торговой марки «Самоваръ», любезно предоставленные нам на пробу Павловым Александром. Чаев оказалось очень много, и «великое пробование» подходит к концу только сейчас. Одним из последних я начал пить чай «Пороховая смесь. Храм Неба», о котором, собственно и хочу рассказать.

С «Пороховыми смесями» (Gunpowder, если использовать язык наиболее вероятного противника) сталкивались, наверное, все внимательные чаеманы. Зеленый чай, скрученный в шарики на манер старинного артиллерийского пороха (отсюда и название) трудно не заметить. Однако видовое разнообразие этих смесей достаточно велико – даже в наших магазинах. И, соответственно, разнятся их вкус и аромат. Примерно год назад – прошлым летом – я нахваливал в рассылке «Gunpowder» и «Gunpowder Extra Saddam» от Фуцзяньской чаеразвесочной фабрики (с верблюдами на пачке). Эти две «Смеси», безусловно, чаи весьма достойные – но теперь к ним прибавилась и «Храм Неба» от «Самовара».

Внешний вид этого чая отличается от внешнего вила традиционных ганпаудеров. Шарики меньше и имеют чуть вытянутую форму. Но самое главное – они заметно темнее и имеют очень приятный матовый блеск. После заваривания эти шарики, естественно, разворачиваются в цельные листья, что особенно приятно.

Вкус у «Храма Неба» тоже весьма приметный. «Пороховые смеси», вообще говоря, к чаям изысканным не относятся. Они обладают ярко выраженной терпкостью зеленого чая, из-за которой многие люди и отказываются его пить. Конечно, вкус «Храма Неба» тоже терпкий – иначе это и не чай был бы вовсе. Однако терпкость эта мягкая, благородная, что ли.

Короче говоря, впечатления от чая остались самые благоприятные. Попадется на глаза – попробуйте.

ЧАЙ В ПОХОДЕ
Знаете, есть такое понятие – измененное состояние сознания. Очень обширное понятие. Настолько обширное, что иногда даже говорят об отдельной области психологии – психологии измененных состояний сознания (да простят меня читающие эти строки психологи, ежели я горбуху порю).

Нас, однако, это самое изменено состояние сознания, которое наступает у любого нормального человека в походных условиях, будет интересовать только с одной и достаточно простой стороны. Когда человек находится в походе, категорическим образом меняются две весьма привычные и стабильные вещи. Аппетит и условия приготовления пищи. Аппетит становится зверским. Только железная воля и заинтересованный контроль со стороны товарищей удерживает участников похода от истребления всей пищи в кратчайшие сроки. А от подножного корма не отпугивает даже вполне реальная перспектива перерасхода туалетной бумаги. Этот аппетит усугубляется еще и усталостью и нередкой необходимостью обсохнуть и обогреться.

Об условиях приготовления пищи и говорить нечего. Костер (печка, примус, спиртовая горелка), котелок, вода из ручья-реки-озера-снега, возможность добавить в чай какую-то траву, которую едят лоси (олени, тигры, коты, лемминги, аборигены), неочевидные способы заваривания чая (или кто ходит в поход с заварочным чайником из исинской глины?) – все это совершеннейшим образом меняет вкус напитка – каким бы он ни был.

Это, однако, не означает, что в походе все равно, какой чай пить. Отнюдь не все ровно. Брать с собой в странствия нужно чаи самые простые – с ярко выраженным вкусом, в первую очередь. Идеальный вариант – цейлонские. Например, Ceylon Orange Pekoe от Ahmad. Или чаи с сильным и приятным ароматом (Эрл Грей). Никаких изысков не нужно. Если вы возьмете с собой банку дарджилинга-шампанского от Twinings, то вы, во-первых, компанию разочаруете (а возможно – и подведете, если вас назначили ответственным за чай), а во-вторых, сами заметите, что чай какой-то не такой.

И наоборот, если вы заварите самый простой чай, то обнаружите, что он страшно вкусный. И потом, вернувшись из похода, будете безуспешно стараться воспроизвести этот чудесный чай на кухне...

Кстати, вовсе не случайно на Востоке путешественники брали с собой прессованные чаи – совсем не самые качественные, но крепкие и с сильным вкусом. Они не только лучше хранятся, но и лучше пьются в походных условиях. В наши времена кирпичный чай, конечно, редкость. Альтернативы предложены выше.

И еще. Совсем не подходят для похода гранулированные чаи – их плохо разбодяживать, а к этой процедуре прибегать приходится частенько.

ЕЩЕ РАЗ О ВОСТОКЕ
На закуску, так сказать. Озадачился я тут вопросом, насколько глубоко вошел чай в китайскую культуру. Критерий для оценки выбрал очень простой. Совершенно очевидно, что когда какое-либо понятие начинает использоваться иносказательно, то это является признаком того, что оно уже «записано на подкорку» каждого носителя конкретной культуры. Типичный пример – русские «дать на чай» и «рюмка чаю» – к чаю уже не имеющие никакого отношения, однако всем понятные.

В поисках доказательств глубочайшего проникновения чая в китайскую обыденную культуру (то есть иносказаний) я перелистал замечательную книгу В. В. Малявина «Китайская цивилизация» и вот что там нашел. Автор приводит цитату из книги «Увиденное во сне, пока варилась каша» (около 1240 года) следующего содержания.

«Водяные чайные дома» – это на самом деле дома терпимости. Некоторые молодые люди охотно проводят там время, и деньги, которые они тратят, называются «деньги на сухой чай».

Комментарии излишни. Нефритовые стержни, блин. Всю песню испортили. Непонятно только, почему «на сухой» ;)