чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: выпуск 135 (21.11.02). д. шумаков

А Я ХОДИЛ И ШАГАЛ ПО МОСКВЕ
Был я там, конечно, по делам. Наши «Мифы» стали лауреатами конкурса «Образование в Рунете» в номинации «Электронные библиотеки, коллекции, каталоги». Я ездил на награждение. Повстречал старых и добрых знакомых, поужинал, послушал Алексея Козлова на саксе... Это я хвастаюсь. Все остальное время бродил по магазинам. Сделал множество покупок и одно любопытное наблюдение, с которого и начну.

ЮНОШИ БЛЕДНЫЕ СО ВЗОРАМИ ГОРЯЩИМИ...
...ходють по Москве в поисках калебасов. Я их встретил два раза – в магазине на Камергерском и в «Тян Ку Луне» (прикиньте, да... В китайском супермаркете торгуют южноамериканскими калебасами и русские их там покупают. Глобализация, блин).

Юноши вежливо интересовались у продавщиц, есть у них калебасы и тут же уточняли, боясь быть непонятыми: «Это такие тыквочки». В «Тян Ку Луне» продавщица радостно отреагировала возгласом: «А-а-а! Вам нужна матэшница! Есть. И матэшница есть, и сам матэ»... В магазине на Камергерском, как в конторе более солидной, милая девушка даже предложила юноше выбрать один калебас из нескольких, чем окончательно повергла его в смущение – черт их разберет, эти калебасы, а тут еще и выбирать нужно. Но юноша справился ;)

Одним словом, матэ и матэшницы тоже шагают по Москве. Если, конечно, можно делать такой вывод по результатам наблюдения двух юношей в один день.

СТАШНАЯ ТАЙНА КАМЕРГЕРСКОГО ПЕРЕУЛКА
В магазине на Камергерском я, конечно, не только за юношами наблюдал. Я там чай еще покупал. Купил четыре вида. Ассам, дарджилинг, цейлонский и юннаньский. С разных плантаций. Особенно меня впечатлил цейлонский, с плантации Витеканде. Чаинки его напоминают маленьких сушеных червячков с темной спинкой и белым брюшком. Извините.

Но это все неважно. Я приехал домой, в Псков, и начал эти чаи пробовать. Пью – и не понимаю. Они одинаковые. Я отнюдь не крутой титестер – но цейлонский чай от юннаньского китайского отличу. А здесь – не могу. У всех чаев ровный чайный вкус и сладковатое послевкусие, чуть более насыщенное, чем положено. И при этом у них даже внешний вид совершенно разный.

В непонятках я ходил до встречи с Сергеем Калининым, который успел попробовать ассам. Он сказал, что ассам какой-то странный – будто ароматизированный. Слово оказалось ключевым.

Сдается мне, что в магазине на Камергерском, в котором, кроме чистых чаев, торгуют еще и «одеколонами» – чаями с сильными ароматизаторами – чаи со слабым естественным ароматом «пропитываются» усредненным чужим запахом. Жестяные банки от такого «перекрестного опыления» не сильно спасают. Я этот эффект наблюдал на собственной чайной полке – нормальный дарджилинг пропитался пряным рождественским ароматом из соседней, столь же плотно закрытой жестянки.

Чаи, кстати, все равно оказались вкусными. Хотя с желанием «пораспробовать» придется повременить.

И ЕЩЕ...
Я привез из Москвы «Russian Caravan» от Jacksons of Piccadilly. Купил его в одном из «Седьмых континентов». Чай достаточно дорогой – больше трехсот рублей за сто грамм. Но очень вкусный. После каждого его глотка во рту остается легкая «сушинка». Аналогия, конечно, не совсем уместная, но примерно также «работает» сухое красное вино. Соответственно, чай хочется продолжать пить, да еще и заедать чем-либо. Я с удовольствием сочетаю его с разными кремовыми сочными тортиками. Очень «гостевой» чай, короче говоря.

Кроме этого, в продаже появилась традиционная рождественская смесь от Twinings. Чай, гвоздика, апельсины – как раз для холодного времени. Ежели кто любит сложные чайные вкусы – попробуйте обязательно.

В НЬЮ-ЙОРКЕ ВСЕ ПЛОХО
Вот какую новость я вычитал на www.coffeetea.ru (со ссылками на www.abnews.ru и www.yarmarka.net).

«Знаменитый нью-йоркский ресторан «Русская чайная» (Russian Tea Room), основанный в 1926 г. членами труппы Русского Императорского балета станет музеем гольфа. Ресторан, не выдержавший кризиса и вышедший из моды, закрыл свои двери в июле 2002 г. Как сообщает ВВС, новым хозяином ресторана стала Ассоциация гольфа США. За знаменитую «чайную», расположенную по соседству с Карнеги-холлом, гольфисты заплатили 16 млн. долл. и в понедельник, 18 ноября, вступили в права собственности. Несмотря на последний ремонт, который длился несколько лет и обошелся владельцам ресторана в 20 млн. долл., «чайная» так и не смогла вернуть себе дни былой славы. В первые годы своего существования ресторан действительно был чайной и служил местом встреч русских эмигрантов, но довольно скоро сделался клубом манхэттенской артистической тусовки – актеров, музыкантов, танцовщиков, художников, импрессарио. Из ресторана, по словам директора библиотеки и музея Ассоциации Рэнда Джерриса, будет сделан напичканный мультимедийными устройствами центр гольфа, рассказывающий о прошлом, настоящем и будущем игры. Открыт новый музей будет через полтора года. Впрочем, часть кухни и зала останется почти нетронутой – для приемов и обедов, устраиваемых Ассоциацией гольфа США».

Нью-Йорк, конечно, далеко. И вообще, это миф о загробной жизни. И о ресторане этом я первый раз узнал из этой новости. Но все едино – жалко. Гольфисты эти достали уже... (сказано с затаенной классовой ненавистью, сквозь зубы, с презрением). Пойду, почитаю «Манифест коммунистической партии» за восемь копеек.

КИТАЙСКИЕ ВПЕЧЕТЛЕНИЯ СЕРГЕЯ БУШМЕЛЕВА
Уже изрядное количество колов времени тому назад мне пришло письмо Сергея Бушмелева (bush@mrsk.ru), с впечатлениями о чаепитии, в котором ему довелось участвовать. С удовольствием, хоть и с некоторой задержкой, публикую его в рассылке.

«Спешу поделиться впечатлениями о попробованном мною чае. Я тут на днях зашел в гости к одной девочке, и она, так невзначай, предложила мне на выбор или кофе или настоящий китайский чай, который ей привезли прямо из Китая. Она сама там бывала, правда в Гонконге и свободных экономических зонах (что должно сильно отличаться от традиционного Китая). Чай, который она сама привозила, уже кончился, и ей с оказией привезли другой (который я и пил). Я отбросил все мысли о кофе и закричал: «Чаю, конечно же чаю!». И что это был за чай !

Вы скажете, что не может быть такого чая? Вперед, мои читатели, я расскажу вам, что есть настоящий чай! Сначала я буду терзать вас рассказами, какая была упаковка, какой чайник, а потом уже расскажу про вкус. Чай был упакован в жестяную высокую зеленую банку с жестяной крышкой – грамм на 100. Только крышка надевалась не на банку – в крышку был вставлен решетчатый пластмассовый цилиндр – вставка, и крышка закрывала банку как пробка. На зеленом фоне банки была маленькая картинка-фотография с изображением чая. Из всех английских слов было только «Теа» над фотографией. Иероглифов было тоже немного – в китайской грамоте я не силен, и поэтому больше информации я почерпнуть не мог. Заслуживает внимание сам чай – он был свернут в шарики размером с горошковый перец или чуть больше. Шарики были тугие – черно-зеленые в полоску – полоски были четко видны, прямо как на арбузе. Мое слабое чаеведческое образование робко пыталось предположить, что это был полуферментированный чай. Кое-где были просыпаны тоненькие лепестки жасмина. Так вот – чай был заварен в настоящем китайском чайнике – который девочка сама привезла из Китая!!! По форме он очень напоминал колокольчик – широкой частью было основание. Вверху была маленькая крышечка и чуть пониже, тоже вверху небольшой смешной тоненький слегка изогнутый носик. Чайник был темно-зеленого цвета, как мундиры немцев Второй Мировой. На боку был выгравирован развеселый Будда и несколько иероглифов. По гравировке было видно, что это была красная глина. В этот аппарат было загружено три ложечки чая и настояно минут 10. Чай мы передержали – я был настолько увлечен рассказами о Гонконге и прочих дальних странах, что просто одурел. Когда чай был подан – то я действительно испытал шок!!! Такого прекрасного запаха жасмина я не слышал еще никогда. Я подносил нос к чашке – оттуда разливалось облако несказанно сладкого аромата – запах был не просто медовый, а медвяный. Что это слово значит, я не знаю, но слово медовый не может выдержать тот сладко-цветочный-фруктовый-медовый-жасминовый аромат. Должно быть, так пахнут райские сады, так должна пахнуть мечта – все было в этом запахе – и шелест легкого ветерка в цветущих зарослях, и невиданные птицы, важно сидевшие на ветвях, и полуденное зарево припекающего солнца...

Вкус чая тоже оказался под стать – легкий вкус зеленого чая имел мягкую горчинку, которая его обвалакивала, как карамель начинку, оставляя на нёбе и языке легкий налет мягкости. Хоть чай и горчил, но это была совсем иная, мягкая, какая то тончайшая шелковая горечь, которая заполняла рот как паутина, свитая невидимым пауком. Я готов биться головой о стену и стенать, почему не смогу языком выразить ту гамму вкусов, которая заключалась в маленькой чашке. Я сидел и сокрушенно думал о своем косноязычии, о том, как мало я знаю слов, что бы выразить свои ощущения. Еще более печалился я тому, что не смогу разобрать вкус на мельчайшие составляющие, как часовой мастер разобрал бы часы до мельчайшего винтика, просто из удовольствия посмотреть и полюбоваться каждой крохотной деталькой.

Чай мы заваривали раза четыре – он был не слишком горячий и в то же время не холодный – хотя мы пили его совершенно неспешно за разговорами. Я болтал как заводная игрушка болтунчик, изредка пригубляя чай. Странно, но я не заметил сильного изменения вкуса. Что касается запаха, то это тоже было чудо – у самой чашки он ощущался так же сильно, но в кухне совершенно не заполонил все свободное пространство – деликатный такой запах – он предоставлял полную свободу выбора. Правда, всему приходит свое завершение, и часов в десять вечера хозяйка очень неназойливо, одной фразой закончила ужин. Правда, были мысли приготовить что-нибудь китайское и пригласить меня. Меня спросили, люблю ли я есть палочками. Я честно сознался, что еще не держал еще сей прибор в руках. С одной стороны – очень хочется попробовать этой кухни, пусть даже в приближенном исполнении, хотя для страшно далекого от простого китайского трудового народа человека такой переход будет более плавным, нежели попытка сразу накормить его какой-нибудь экзотикой. С другой стороны, как порядочный человек, я должен буду после этого жениться. Я вызвал немалое удивление хозяев, взяв домой небольшое количество заварки из чайника – на работе есть цифровая камера, коей я сделал пару снимков. Такой заварки я еще не видел – это были не то побеги, не то очень длинные листья. Удивительно, как такие длинные чаинки могли быть свернуты в аккуратнейшие шарики. Хозяйка сказала, что в предыдущем чае чаинки были еще длиннее – до 5-6 сантиметров. Сам чай я не решился просить – его и так осталось чуть-чуть.

Такая вот волшебная история приключилась со мной. Я ужаснулся от мысли, что такого чая в Китае просто завались, как у нас по осени желтых листьев. Правда, хозяйка сказала, что этот чай и Китае стоит очень недешево»...

Вот такая вот романтическая история приключилась с Сергеем. Я с удовольствием перечитывал ее несколько раз. И сейчас, перечитывая ее при подготовке рассылки, просто иззавидовался. Даже не столько тому, что человек выпил хорошего чаю. А непосредственности и яркости впечатлений. С чаем у каждого человека бывает свое совершенно обалденное знакомство – но бывает оно, обычно, всего один раз. У меня уже было – тот же самый щенячий восторг и желание кричать: «Я понял! Я просек этот вкус! Я чувствую этот аромат!» Со временем восторг, конечно, не проходит. Напротив, он совершенствуется и утончается. Но первый раз – это всегда первый раз ;)

Что касается самого напитка, то ароматизированные жасмином чаи китайцы часто причудливо сворачивают. Например, небольшими колечками. Или шариками, как в описанном случае. Называться такой чай может, например, «Серебристые жемчужины». Короче, по-китайски это прекрасно...

Нет, все-таки «Чайник был темно-зеленого цвета, как мундиры немцев Второй Мировой» – это бесподобно! Спасибо, Сергей.