чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 139 (19.12.02). д. шумаков

ЗЕЛЕНЫЙ ЧАЙ, КУКНАР И ВЕРБЛЮЖЬЯ КОЛЮЧКА
В прошлой рассылке я привел несколько цитат из романа Герберта Уэллса «Душа епископа», связных с употреблением носителем этой души зеленого чая. И следующими за этим видениями «духовного содержания необычайной яркости» (нет, я не могу просто. Я тащусь от этой фразы в кавычках. Вот уже на протяжении двух недель на вопрос «Что нового?» я отвечаю, что имею видения... Ну вы поняли, какие ;)

Так вот. Несколько дней назад я получил письмо от Марата Губайдуллина (maratgub@yahoo.com), в котором формулируется следующая гипотеза в защиту Г.Уэллса.

«Англия очень тесно была связана с Индией, больше чем с Китаем. Я из Средней Азии, которая географически, и во многом, культурно близка к Индии. Так вот, помимо обычного зеленого чая, есть еще чай особый. Маковая соломка, так называемый «кукнар» («кук» по-узбекски – голубой (синий), а зеленый чай у них называется «кук чой»), тоже заваривается как чай, так что делай выводы. Может Уэллс описывал не совсем тот чай, о котором ты подумал. Эффекты дает похожие, я пробовал только раз, бабка дала от зубной боли. Глюки были во время сна».

О кукнаре мне приходилось слышать – от одного знакомого кандидата наук. Разыщу его – обязательно уточню способ его приготовления (кукнара, а не кандидата). Хотя, насколько я помню, он тоже рассказывал о заваривании, вернее – о вываривании соломки до получения кашеобразной массы. Безотносительно способа получения наркотика в условиях узбекских степей, гипотеза очень интересная. Тем более что, судя по книжкам Уэллса (и Конан Дойла, к слову), на рубеже XIX-XX веков разнообразные наркотические средства были весьма популярны в английской медицине. Вопрос о том, каким зеленым чаем потчевал Уэллс своего героя в «Душе епископа» оставим открытым, а сами обратимся ко второй части письма Марата.

«Еще хотел сказать, об одном узбекском чае. Из верблюжьей колючки. Свежее растение заваривается аналогично чаю. Получается напиток зеленовато-желтого цвета, сладковатый, очень утоляет жажду. Довольно интересный, но в засушенном виде не пробовал. Насколько часто применяется, не знаю, слышал, что в далеких кишлаках используют, а так узбеки пьют зеленый чай, благо он более доступен по цене, чем черный, видимо вытеснил колючку».

Вы знаете, я, вообще-то, жуткий домосед и катастрофически люблю комфорт. Мои многочисленные друзья-туристы неоднократно пытались выманить меня за туманом, запахом тайги и прочими романтическими сущностями – но я, убоявшись радикулита и сна в спальном мешке, постоянно отбрехивался. Иногда очень жалею – потому что при таком складе характера никогда, наверное, не попробую чая из верблюжьей колючки. Не говоря уж о кукнаре ;)

Ценность письма Марата в таких условиях многократно возрастает – низкий ему поклон и пожелания простого человеческого тепла и электричества.

НОВАЯ ЖЕРТВА
«Сегодня я впервые попробовал мате»... В письмах, что приходят от вас, уважаемые читатели, такая строчка встречается чаще. Вот и у Сергея Бушмелева она встретилась. Посмотрим, что было дальше...

«Мате в продаже было два – «Сицилиано» произведенный Германия, Рейнбек Wollenhaupt GmbH и финский «Форсман». Оба этих напитка не были чистыми – первый был с ароматом бергамота, а второй был просто компот – там были и лимон, и мята, и еще длинный перечень, и даже земляника... Я заметил, что смесь, которую насыпали мне в пакетик, весьма неоднородна. Я бы выделил три источника – три составные части мате: большие (до 1,5 см) и узкие (2-3 мм) части листьев, по виду напоминающую обычную сушеную траву, или листья ивы – очень сухие и тонкие; мелкую зеленые чешуйки, похожие на облупившуюся краску и сиреневые сушеные цветы.

Что из этого есть мате, а что нет, видимо, уже не разобрать. Запах у этой штуки был приятный, но бергамотовый. Только привкус запаха был не чайный, а травянистый. Надпись на пакетике гласила, что заваривать его надо 5-7 минут. Сознавая, что без калебасы и бомбильи мне не испытать первозданного вкуса божественного напитка, я решил идти «другим путем».

Первоначально я заварил его в чайнике из расчета 1 чайная ложка на бокал (~ 250 мл воды) и настоял 7 минут. Настой получился светлого-желто цвета с зеленоватым отливом. Запах был бергамотово-сладкий, очень приятный. В самом запахе чувствовалась сладость. Я не очень люблю бергамотовые чаи, но тут было совсем другое – бергамотовые нотки были положены на другую основу – я бы сказал, что это была другая несущая частота, более сладкая и неведомая.

Сейчас, старательно внюхиваюсь в пустую чашку, я старательно пытаюсь подобрать эпитеты, но что-то дело не клеится. Остается только запах бергамота – экзотический и манящий аромат парагвайских лесов удаляется и исчезает, как уходящий вдаль поезд. Скажу сразу, что вкус мне понравился. Он какой-то сложный, один вкус спрятан в другой, как матрешка. Бергамотово-подорожниковый вкус таил терпковато-сладковатую экзотическую начинку, которая являлась центром композиции.

Интересно, но заварка в чайнике практически совсем не разбухает и занимает тот же объем, что и сухая, в отличие от чая. Вкус после приема напитка долго еще оставался во рту, главным образом локализуясь на задней поверхности горла (по ощущениям).

Внимательно изучив инструкции, и окончательно осознав, что истинный напиток истинных парагвайских народных героев и революционеров мне не получить, я решил заварить 3 чайных ложечки тем же количеством воды и настоять 5 минут. Цвет получился более насыщенным, желто-зеленым и чуть мутным. Вкус тоже усилился: появилось больше терпкости и вязкости. Вязкость до сих пор осталось во рту, как паутина и ее можно слизывать с неба. Горячее зелье я пил торопливыми глотками, не давая ему остыть. Может быть из-за того, что напиток был сдобрен бергамотом, он мне понравился.

Забавное ощущение – после пития сего напитка горло чувствуется так, будто бы оно простужено. Надпись на пакетике гласит, что пьют его при умственном утомлении — будем надеяться, что сей эликсир поможет мне доползти до Нового Года, и перевалившись, как через забор, очутиться в 2003 году».

От себя добавлю, что матэ «Сицилиано» я тоже пил – напиток описан Сергеем весьма точно. Отмечу, также, ремарку о том, что заварка матэ не разбухает в заварнике. Я наблюдал тот же эффект. Не то, чтобы она вовсе не разбухала – но совсем не так, как чай. Напомню, кстати, что матэ можно заваривать многократно и в течение длительного времени – вплоть до нескольких суток.

ЗЕЛЕНЫЙ И ПЛОСКИЙ AHMAD
Новые жестяные ахмадовские баночки я приметил давно. Высотой в дискету, глубиной в половину дискеты и шириной в дискету с третью, они выглядят очень изящно. А в сочетании с красивой картинкой «из английской жизни» на лицевой стороне, вообще превращаются в маленький шедевр чайной упаковки. Я, честно говоря, никогда не предполагал, что стану петь дифирамбы чайной баночке – эта, однако, того стоит. У нее, правда, есть один существенный недостаток – не очень плотная крышка, сквозь которую запросто просачиваются запахи. Если бы не эта крупная мелочь – я бы стал скупать такие банки и хранить в них прочие чаи. А так – не стану. Экономия в хозяйстве, опять же ;)

В той баночке-красавице, что я купил, был English Afternoon Tea – смесь цейлонских и индийских чаев, немного ароматизированная бергамотом. Чай, как чай. Приятненький. С торитиком хорошо пьется. Бергамот почти не чувствуется.

Идеальным местом и временем для пития этого чая (и именно в этой баночке) будет изысканное светское чаепитие с чопорными дамами, изящно отведенными в сторону мизинцами и фразами «Прекрасная погода, не правда ли».

Кстати, Ahmad явно не равнодушен к смесям с бергамотом. Во всей их линейке чаев бергамот принимает участие в следующих: Earl Grey, English No.1, Royal Blend, English Afternoon Tea. Причем, чем меньше они бергамота в чай плеснут – тем лучше получается.