чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 198 (05.02.04). д. шумаков

Помните фильм «Сердца трех», снятый по одноименной книге Джека Лондона? Его первую, относительно короткую, версию? Наверное, помните. Так вот, в самом конце этого фильма один из героев приезжает в гости к другому с чемоданчиком. В котором – сокровища. Которые решат все проблемы. И этот герой мечется по дому и кричит: «Джонни! Джонни!» А потом, когда находит этого самого Джонни, спокойно объявляет: «Джонни. Я купил себе новую шляпу».

Так вот, примерно с той же интонацией мне просто необходимо сказать сейчас: «Я купил себе новый чайник». А потом, после короткой паузы, добавить: «И новые чашки»... Я не стану описывать посуду словами, скажу лишь, что это такой чайник и такие чашки, о которых я давно мечтал. Чайник этот, наверное, понравился бы Эллочке Щукиной (из-за своего веселенького рисунка). А чашки – это просто идеальная посуда для чая. Посмотрите сами. Вот здесь – чайник. А вот здесь – чашка.

КЕНИЙСКИЙ ЧАЙ С МОЛОКОМ
В прошлой рассылке я написал о дегустации кенийского чая. Так вот, его история этой дегустацией не закончилась. В минувшую пятницу к нам в гости зашел Сергей Калинин и мы устроили дегустацию трех чаев, среди которых был и кенийский.

Попробовав кенийский чай просто так, Сергей предложил попробовать его с молоком и сахаром. Молоко было немедленно добыто, а сахар и так стоял на столе. Только вот был он черным – мы его из хулиганских соображений привезли из Англии. На сладости сахара его черность никак не сказывалась. Но после добавления его в чай с молоком он создал столь жуткую картину, что я решил в свою чашку насыпать простого российского белого сахара.

Безотносительно цвета сахара, сладкий кенийский чай с молоком оказался вкусен. В частности, из него ушла не совсем привычная горечь. И стало совершенно понятно, почему англичане, любящие кенийский чай, пьют его именно с молоком.

ВЕЧЕР ДАРДЖИЛИНГОВ
Во время блужданий по чайным английским магазинам мне удалось реализовать давнюю мечту – купить хороших дарджилингов или ассамов, но обязательно с разных плантаций, чтобы можно было пить и сравнивать. Задача была даже перевыполнена – я привез два ассама с разных плантаций и два дарджилинга с разных плантаций.

Ассам я попробовал пока только один, так что об ассамах пока ничего не скажу, а дарджилинги мы дегустировали вместе с Сергеем Калининым в уже упомянутую минувшую пятницу. Это были Tukdah Estate First Flush Darljeeling и Kaley Valley First Flush Darljeeling (дарджилинги первого сбора с плантаций Тукда и долина Кали), приобретенные в магазине Whittard... Однако прежде чем рассказывать о впечатлениях от дегустации этих чаев, я позволю себе небольшое отступление. Пожалуй, лирическое. (И занудное – я это понял, после того, как перечитал выпуск ;)

Среди прочих удовольствий, которые можно получить от чаепития, есть удовольствие привычного чая (так или иначе, я уже описывал это переживание – но позволю себе повториться, списав все на благородную рассеянность). Удовольствие привычного чая состоит в узнавании вкуса и аромата знакомого напитка. И чувстве глубокого удовлетворения, возникающем при осознании того, что любимый дарджилинг (ассам, русский караван, эрл грей, пуэр – это не важно) все такой же. Вкусный и ароматный.

Это переживание особенно ценно вечерами тех дурацких дней, когда все происходит вкривь и вкось – баланс не сходится, сайт не грузится, начальник – идиот и подчиненные – предатели. Именно такими вечерами небольшой глоток теплого чайного постоянства может принести тихое успокоение растревоженной душе. И, сидя на любимой табуретке и допивая любимый чай, вдруг поймешь, что все нормально. Все на своих местах. Ты дома. Пьешь чай. И все образуется...

Так вот, у меня на полке стоит несколько любимых и привычных чаев. И они приносят в мою душу успокоение каждый вечер – будь это вечер трудного дня или вечер дня обычного. И в этом окружении привычных чаев помаленьку начинаешь думать, что никакого другого чая на свете не существует, что тот, который ты пьешь сейчас – это единственный хороший чай (ну или несколько чаев). И наступает период этакого чайного самодовольства – когда держишь в руках чашку с привычно-хорошим чаем и сам собой любуешься, думая, что познал все вкусы и все возможные ароматы на свете.

Это очень неправильное состояние. Потому что за такой самовлюбленностью (связанной с чем угодно – не обязательно с чаем) практически всегда следует отказ от нового опыта. А без нового опыта и новых впечатлений – пыль, тлен и старость. Так что ради этих самых новых впечатлений бодрым стариканам нужно влюбляться в молоденьких девушек, сноубордистам – организованно выпрыгивать из вертолетов, а чайным пижонам вроде меня – пробовать умопомрачительные дарджилинги...

Что-то я разошелся сегодня ;) Хотя это объяснимо – впечатления, испытанные при дегустации этих чаев, превзошли все ожидания. Причем нельзя сказать, что эти чаи еще вкуснее и еще ароматнее, чем те дарджилинги, что мне приходилось пить раньше. Вовсе нет. Они совсем другие.

Tukdah Estate First Flush Darljeeling. В сухом виде – это просто сушеные ферментированные чайные листья и чайные почки-типсы. Маленькие, но целиком. Аромат сухого чая различить невозможно, потому что стоит открыть банку – и в нос ударит настоявшаяся чайная «пыль» – мельчайшие ворсинки, покрывающие листочки. Так что сразу становится щекотно и чихательно – и скорее закрываешь банку, что бы драгоценные ворсинки-пылинки никуда не улетали.

Вкус и аромат чая неразделимы. Это фрукты – по своей свежести. Это дарджилинг – по своей легкости и изящной терпкости. Это удивительная мягкая сладость на выдохе. И совершенно невероятные ментоловые нотки на кончике языка и зубов – в сочетании с послевкусием, заставляющим невольно причмокивать и улыбаться довольной и глупой улыбкой.

Kaley Valley First Flush Darljeeling. Его можно назвать противоположность описанному выше собрату. Но не менее приятной противоположность. Этот чай «порублен», в нем нет целых листочков. И нет щекотной чайной «пыли». Но черные листочки перемешены в нем со свеже-зелеными, а вместо «пыли» в банке настаивается свеже-терпкий аромат, за которым сразу угадываешь вкус чая – даже до того, как заварил его.

И эта «угадка» ставит в тупик – потому что за таким ароматом может скрываться только качественный китайский чай. Причем неизвестно какой – в аромате перемешаны нотки улуна и хорошего игольчатого чая. Ничего не понимаешь. Завариваешь. Пьешь...

Вы знаете, после этого чая все разговоры о том, что вкуснее – улуны или зеленые чаи, и кто по-настоящему пьет чай – европейцы или китайцы, кажутся совершенно невзрачной ерундой. Потому что здесь, прямо в твоей чашке – удивительная гармония чайных вкусов и ароматов, которые раньше можно было найти только в разных чаях. Там есть дарджилинг – его специфическая терпкость хорошо заметна. Там есть хороший зеленый чай – я чувствовал его бархатистую сладость. Там есть улун – его аромат и его послевкусие не спутаешь ни с чем.

Одним словом, оба чая – это что-то невероятное. Я ожидал всего лишь более дарджилинговских дарджилингов – более утонченных, с холодным достоинством в каждом глотке, с желанием оттопырить мизинец (осознавая глупость этого жеста) и расправить плечи.

А получил... Получил какой-то непоседливый восторг, когда хочется вскакивать с места, ошалело расхаживать по комнате и заглядывать в глаза всем, кто сидит с тобой за столом и спрашивать: «Ну как!? А что у вас? А у меня – цветы!» А потом стараться ощутить те же ощущения. И снова хвастаться своими...

На полке стоят еще два ассама. Один я уже попробовал. Пока молчу. Иначе меня будет не остановить...