чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: выпуск 200 (19.02.04). д. шумаков

«Прежде чем зачерпнуть чай в котелке, чем пить его, рассматривают чашку. Это обычное поведение любого японца, но европеец делает это крайне редко. В европейских романах вряд ли могут появиться слова: «Какая прекрасная чашка». Возможно, это происходит потому, что японцы преданы искусству. Или, возможно, потому, что японское искусство проникает в самые укромные уголки. Ричь, например, прекрасный керамист, но, глядя на то, как сделаны его тарелки и чашки, видишь, что нижняя часть обработана без должного тщания. И если кто-то и обратит на это внимание и скажет, что о таком пустяке не стоит и говорить, я сразу за этими словами почувствую европейца». Акутагава Рюноскэ. «Европейцы».

ФЕВРАЛЬСКИЙ ЧАЙ
В феврале, когда за окнами бывает метель, когда ветер перестает разговаривать и начинает завывать, пытаясь задуть далекие огни, когда любое тепло начинаешь особенно ценить — очень кстати бывает крепкий черный чай со сладким хересом.

Это вечерний чай. Потому что херес — это уютный напиток. Его мягкая бархатистость, легкие «пыльные» нотки и ароматная сладость отлично чередуются с крепким чаем, дополняя его терпкость, смягчая горечь и оттеняя аромат.

Это вечерний чай еще и потому, что с ним никогда нельзя торопиться. Под чай с хересом можно слушать музыку, читать книгу, вести неспешную беседу, просто смотреть в окно или на огонь — главное, чтобы не было суеты. Когда пьешь такой чай, очень важно отвлекаться — чтобы после очередного глотка чая или хереса вдруг последовала долгая пауза, заполненная разговором или размышлением. После такой паузы новый глоток чая оказывается удивительно освежающим, а новый глоток хереса — невероятно ароматным.

Это идеальный чай для одиночества или небольшой, давно знакомой компании. И он замечательно пьется в пятницу или в воскресенье. Попробуйте...

КНИГА И ПУЭР
Несколько дней назад я получил посылку из «Поэзии чая» — чайного интернет-магазина о котором я уже как-то писал. И в той посылке ко мне пришли две совершенно плоские штуки — лепешка Пуэра четырехлетней выдержки и книга Евгения Айгистова «Китайский чай со знанием дела».

Пуэр я сейчас пью — и он мне нравится. (Я позволю себе напомнить, что пуэр — это переферментированный чай, который некоторое время выдерживается в кучах при достаточно высокой влажности. Результатом такого бесчеловечного обращения является чай, который в Китае называется черным, обладает специфическим «землисто-пыльным» вкусом и ароматом, чрезвычайно полезен и, если распробовать, вкусен).

Я не особенно хорошо разбираюсь в пуэрах. Вернее — не разбираюсь в них совсем. Пил несколько раз, с удовольствием и в разных комбинациях, отмечал необычный и достаточно приятный вкус — но близкое знакомство откладывал «на потом». Я не скажу, что это близкое знакомство состоялось, однако некоторые «пуэровские» впечатления пришли в систему — и я готов ими поделиться.

Первое, что удивляет в пуэре — это цвет заваренного чая. Когда наливаешь этот чай в белую чашку, то сразу обращаешь внимание на этот цвет. Он коричниво-серо-красно-прозрачно-розовый. Я извиняюсь за такую словесную цепочку — но эпитет для этого цвета я придумывал два дня. И ничего лучшего не придумал. Причем сначала, когда только начинаешь наливать этот чай, кажется, что этот цвет таким и останется. Однако, когда чая в чашке становится много, он становится черным. Не смолисто черным, конечно, а чайно черным. Если чашка непрозрачная...

Если же пить пуэр из прозрачной посуды, то его первый безумный цвет (я не решусь повторить это описание — даже «копи-пэйсту» тяжело справляться с такими конструкциями) будет заметен не так сильно. Но наполненная чашка сохранит свою прозрачность — только окрасится в странные тона. Если удачно подобрать освещение, то получится маленький закат. Как будто в чашке поместилась маленькая сумеречная степь, над которой заходит маленькое вечернее солнце. Честное слово, это очень красиво.

Все эти визуальные эффекты завораживают — и первый аромат пуэра оказывается совершенной неожиданностью. Наверное, его можно назвать ароматом дорожной пыли. Или ароматом придорожного мха. Или ароматом слежавшийся в сыром месте пыли — но все эти, формально достаточно близкие описания, не передают самого главного. Того, что аромат приятен — несмотря на силу, резкость и необычность.

Что касается вкуса... Он гармонирует с ароматом. В нем тоже присутствуют пыльно-землистые нотки. Только к ним добавляется еще небольшая сладость — весьма приятная и как-то органично совпадающая с красноватостью в цвете. Мне иногда даже кажется, что как только из цвета пуэра пропадет красный оттенок — из его вкуса уйдет и сладость, столь приятно «оседающая» на языке.

Вот. Я не знаю, какой вывод можно сделать по этакому описанию. Но лучше — не смог. Замечу еще, что в пуэры частенько добавляют, например, лепестки хризантем. Чтобы компенсировать необычность вкуса и аромата. По-моему, это лишнее — зачем компенсировать то, что является главным достоинством чая.

Кроме того, мне лично нравится пить не просто пуэр, а пуэр с какой-либо закуской. Вы будете смеяться, но буквально вчера я запивал этим чаем блины со сгущенкой. Я отдаю себе отчет в том, что это варварство. Но это — вкусное варварство.

Вот. Таким был этот плоский чай. А теперь буквально пара слов о книге. Вообще-то, ко всей литературе, посвященной китайскому чаю и китайской чайной традиции, у меня есть одна большая претензия. Я понимаю, что все эти книги пишут люди исключительно просветленные — и гармония инь и ян в одном отдельно взятом дэ пустоты дао для них чрезвычайно важно. А для меня — нет. Если я захочу специфических китайских штучек — я перечту Дао Дэ Цзин. А в книге о чае я хочу читать о чае — и ничего более в ней меня не интересует. Вот такой я продукт западной цивилизации.

Раньше таких книг не было. Теперь — есть. В «Китайском чае со знанием дела» Евгения Айгистова только в очень коротком вступлении есть несколько философско-эстетических пассажей. Весьма уместных. Вся остальная книга насыщенна фактической информацией. Этой информации 152 страницы, с иллюстрациями. Описание чайной утвари, способов заваривания и пития чая, видов и сортов чая, особенностей его производства и дегустации. Плюс несколько рекламных страничек — магазины, клубы, школы — милое дело.

Книжку можно заказать вот здесь. Она стоит 250 с небольшим рублей. Конечно, это реклама. Но от всей души ;)

СПРАВКА
Херес (шерри, sherry, jerez, xeres) — испанское крепкое (обычно — 17 градусов) виноградное вино, которое некоторое время (в идеале — несколько лет) выдерживается в дубовых бочках. Из-за этого херес приобретает специфический вкус, аромат и совершенно замечательное послевкусие. В наших магазинах встречаются три вида хересов: сладкий (содержание сахара 120-140 грамм на кубический дециметр), крепкий (содержание сахара 30-40 грамм на кубический дециметр) и светлый, которого я никогда не пробовал ;)

Крепких херес хорош сам по себе, без закусок и запивок (хотя многим он кажется «недоконьяком» и не особенно нравится). Сладкий хорош с чаем. А светлый я никогда не пробовал ;)

К сожалению, хересы (равно как и портвейны) в нашей винной культуре изрядно дискредитированы дешевыми отечественными поделками, которыми завален любой забулдыжный ларек. Так что, если вы захотите хорошего хереса, покупайте либо оригинальный испанский (мне больше всего нравится бристольский (он не английский, а просто поставлялся в Бристоль), в специфических синих бутылках) или хороший крымский — если у вас есть возможность купить его, не опасаясь подделки.

И ЕЩЕ...
Этот выпуск рассылки получился юбилейным. Потому что он — двухсотый. Мы молодцы ;)