чай :: всегда под рукой
teatipsbrief100: русский, english
english site



чай :: осеньчай 2004. пятница, 1 октября

Вообще-то я сова [здесь и далее повествование ведется от лица Сергея Калинина]. Ну, не в смысле там — Сова, а просто — «сова». Да еще и старая больная сова. Это означает, что нормальное время засыпания для меня 1-2 часа ночи, а нормальное время пробуждения... эх, лучше бы вообще не просыпаться! Именно поэтому, когда будильник в 6.30 бодренько так заиграл гимн Советского Союза, то я сказал то, что говорят все порядочные совы в таких случаях — «угу» — перевернулся на другой бок, и продолжил свой нелегкий путь по тропе сновидений.

Но, видимо, какая-то малюсенькая, но очень гадкая часть моего сознания все-таки проснулась, и начала упрекать меня противным таким гундосым внутренним голосом: «Просыпайся, просыпайся! Ведь ты и так пропустил дивный ЛетоЧай!» Во сне (и с моей точки зрения — совершенно логично) я попытался возразить этому противному внутреннему голосу: «Но я был занят! Я проводил тогда тренинг, а вовсе не проспал! И вообще, какой может быть чай в такую рань!» Я уже почти договорился с внутренним голосом, как тут в дело самым предательским образом вмешалась моя жена. Отточенным за многие годы совместной жизни движением, она ласково нанесла удар локтем в район межреберных нервов, и , как бы извиняясь добавила: «Ну ты же просил тебя разбудить!» Отступать было некуда... Наскоро пью утренний чай (какой-то брекфаст, заваренный до черноты, так, что кофеин на зубах скрипит), вроде бы просыпаюсь, хватаю собранные еще вчера вещи, сажусь на такси, и отправляюсь на вокзал, где возле часовенки, построенной по случаю отречения Николая II от престола, собирается первая партия осеньчайников.

Вся честная компания в сборе. Я появляюсь последним, а Шумаков туманно объясняет, что они ждут девушку из Киева, после чего мы загружаемся в «Газель» и отъезжаем. Призадумавшись, я делаю три вывода: 1) или меня все-таки не ждали; 2) или я и есть девушка из Киева; 3) или Шумаков что-то напутал (в годы моей студенческой молодости знавал я одного товарища который тоже встречал на Варшавском вокзале калининградский поезд и лично Иммануила Канта. Отсюда предлагается традиция — каждый год 1 октября встречать на псковском вокзале девушку из Киева).

Исподволь разглядываю присутствующих: а) Шумаков, как Шумаков. Правда, день рождения у него случился, но и дата неплохая — как раз к осеньчаю подгадал родиться! ; б) Роман — тоже наш, родной, псковский; в) Аня — по первому впечатлению дико напомнила мне жительницу Тибета, они также заплетают волосы в косы и одеваются во что-то типа разноцветно-пестрых стеганых халатов на вате; г) погрузившийся в слушание плеера Глеб — судя по его несколько бледному виду, я сразу узнал в нем родную невыспавшуюся душу ;-)) ; д) Сергей — вот кто удивил (и заставил призадуматься) больше всех. Все сонные (я так просто коматозный), а у него блеск в глазах, тут же интересуется, что за вода закуплена (6-литровыми бутылями «Росинки» заставлен весь пол в «Газельке»), и начинает бодро обсуждать с Шумаковым какая вода хорошая, а какая — нет. Я тихо офигеваю (маньяки!) и стараясь не заснуть, прислушиваюсь к разговору.

Такая вот надпись в салоне микроавтобуса сопровождала нас в течение всей поездки...
Такая вот надпись в салоне микроавтобуса сопровождала нас в течение всей поездки...

Через некоторое время народ вдруг обнаруживает налепленную прямо в салоне «Газели» надпись «А на чай!» Причем, императивный характер надписи (восклицательный знак вместо вопросительного) не оставляет никаких сомнений — это Знак! Сама судьба, мягко говоря, ПОСЫЛАЕТ нас на данное мероприятия, и, значит, все будет хорошо.

Делаем небольшую остановку в Крестах (пригород Пскова) и идем в магазин закупать креветок. Сергей со странным блеском в глазах обещает нас... , тьфу, нам всем сварить креветок в чае. Звучит настораживающе: креветки сами по себе — хорошо, чай сам по себе — тоже хорошо. Но что получится при их объединении? Знаю, что с буйными надо обращаться тихо и ласково, не перечить им, и потому молчу — посмотрим, что выйдет. Алкоголиков во Пскове хватает, поэтому человек, приходящий ни свет ни заря в магазин за бутылкой удивления не вызывает. Но что подумали продавцы, когда утром в магазин ввалились странные персонажи и закупили пять килограмм креветок?! И это на окраине города, где аборигены кроме картошки вообще ничего не едят. Вот так и рождаются легенды!

А потом была дорога до Пушкинских Гор, довольно близкая, и, надеюсь, не утомительная для наших гостей. По дороге мы живо обсуждали проблемы местного сенокошения (к чему бы это? чая вроде тогда еще не пили...), а также радовались местной топонимике (названиям населенных пунктов). Как вам, например, деревенька с названием «ГораИ»? Возможно, именно здесь родилась задагадка «А и Б сидели на горе...», или, может, сию загадочную деревню основал китаец. Во втором случае название деревеньки переводилось бы как «гора справедливости». Кстати, в древнем начертании, «И» является частью иероглифа «Мэй» (в значении «красота»). Чувствуете, куда я клоню?

Непременный элемент турбазы. Нельзя сказать, что мухоморы там повсюду. Но эта фотография сделана одной их первых...
Непременный элемент турбазы. Нельзя сказать, что мухоморы там повсюду. Но эта фотография сделана одной их первых...

Приехали на турбазу, что находится совсем рядом с Пушкинскими Горами и Пушкиногорским музеем-заповедником. Выгрузили страаашное количество чайных вещей: воду, посуду, чаи, закусь к ним и т.д. и т.п. Явно похолодало и вокруг, прямо в кронах деревьев, висел густой-прегустой туман. Только я собрался опечалиться из-за погоды, как Сергей жизнерадостно заявляет: «Да это прям как на Тайване! В таком тумане растут лучшие улуны, и вообще самая клевая погода чай пить!» После этого утверждения стало значительно веселее. А вообще, там было хорошо — свежий и чистый воздух, запах грибов и прелой листвы, и почти тихо. Если бы еще разогнать несусветные толпы вопящих и бегающих по всей базе озверевших детишек, была бы вообще райская идиллия. На турбазе к нам присоединился Саша, который добирался из Питера своим ходом.

А еще на базе были мухоморы и лошадки. Но мухоморы были неправильные, и поэтому мы про них ничего говорить не будем. А вот лошадки (две молодые гнедые? или вороные? кобылки) были правильные, но о них мы будем говорить позднее.

Заселились в коттеджи. На базе были еще обычные корпуса-многоэтажки, корпуса-полулюксы, но нам досталось самое VIP — отдельно стоящие домики-коттеджи, каждый на 4 персон, с большим холлом, с камином в данном холле. Включая удобства — кухонку и туалет.

На самом деле коттеджи довольно неплохи по задумке своей, но... Первое, с чем мы столкнулись, был холод. Коттеджи вроде как отапливаемые, но батареи как были, так и оставались ледяными все время (отдельное спасибо руководству пушкиногорской турбазы за уровень сервиса!). Стараниями Шумакова из небытия был извлечен архетипический персонаж в засаленном ватнике и неизгладимой печатью пролетарского происхождения на челе — сантехник (или водопроводчик?). Сей персонаж появлялся несколько раз как джинн из бутыли, что-то там подкручивал в трубах, сливал воду из батарей, но после многократных безуспешных попыток раскололся, что он, вообще-то, на самом деле сварщик, а не сантехник, после чего ретировался.

Вот такие там коттеджи. Как раз в этом (№3) и происходили почти все описываемые далее события...
Вот такие там коттеджи. Как раз в этом (№3) и происходили почти все описываемые далее события...

Кстати, раскрою еще одну ужасную тайну. По аналогии с леточаем народ все ждал и ждал, когда же на турбазе под воздействием безумной чайной энергетики начнет выходить из строя сантехника? И никто тогда и не догадался, что на этот раз чайная энергия выбрала своей мишенью не канализационные, а отопительные трубы! И с ее (чайной энергии) стороны это был крайне злонамеренный шаг — дескать, куда вы денетесь, чтобы согреться, будете пить чай как миленькие!

Наше обостренное перспективой умереть от холода воображение стало придумывать способы согревания, самый невинный из которых заключался в том, чтобы поджечь сами коттеджи и обогреваться их пламенем. Но спасибо Глебу, который взял на себя заботу о камине! Всего через час-другой его героических стараний камин все-таки раскочегарился, наполнив коттедж долгожданным уютным теплом, треском поленьев, бликами огня и ...дымом. С дымом, кстати, приходилось бороться постоянно, т.к. любой чай постоянно норовил обернуться Лапсанг Сушонгом. Кстати, несмотря на многочисленные проветривания, камин свое доброе дело все-таки сделал, и в тепло в коттедже было всегда. Особенно некоторым ;-))), которые спали возле тепленького в одной футболке под убаюкивающее мерцание и потрескивание угольков.

Глеб на посту...
Глеб на посту...

Пока большая часть осеньчайников боролась с холодом и с камином, Сергей, не долго раздумывая, быстренько определился с приоритетами. «Сайчас будем пить тайваньские улуны с горы Али Шань!» — безаппеляционно заявил он и приступил к священнодействию.

Что я могу сказать? Раньше я много слышал о тайваньских улунах, и даже что-то пробовал (но без особой уверенности в действительно тайваньском происхождении того, что я пил). И вроде бы я знал, что тайваньские улуны — всем улунам улуны, но я никак не мог предполагать, насколько это окажется верным! То, что особенно понравилось лично мне, я бы оформил в виде такого рейтинга: 1) Али Шань Улун; 2) Али Шань Тегуининь; 3) Али Шань Фу Шоу («Ладонь Будды»). Описать свои вкусовые и ароматические ощущения я затрудняюсь (их слишком много и они слишком сложны), но это было здорово! Чаи действительно превосходны!

Лошааааааадка...
Лошааааааадка...

Пока мы пили чай, у меня (не знаю как у остальных) в левом ухе постоянно звучал какой-то странный звон. Я спросил у всей прогрессивной чаепьющей общественности о том, что же это за загадочный звук. И тут выяснилось, что это не слуховые галлюцинации, а призывное ржание одной из лошадок, которая весело бегала по кругу (на привязи) неподалеку от нашего коттеджа. Именно «призывное ржание», потому что работники базы нам объяснили, что одна из лошадок того, в смысле, загуляла. Но тогда мы всего этого еще не знали, хотя один человек (не будем показывать пальцем, но это был Саша), похоже, знал. Услышав лошадкино ржанье и скромно потув взор, с загадочной улыбкой он встал из-за стола и сказал что-то вроде: «Мне тут надо по делам выйти», и вышел. После чего лошадка ржать перестала. О том, что произошло, пока мы допивали чай, я, как истинный джентльмен, представить могу, но писать не буду. Кстати, на следующий день лошадки так и не появились, а он, коварный искуситель (в смысле Саша), по прежнему молчит и ни в чем не сознается.

После обеда (кстати довольно неплохого), который, как и все остальные кормежки, происходил в столовой турбазы, к нам присоединилась несколько замученная работой Оля, которая героически добиралась до Пушгор на такси. Если бы не она (Оля привезла баллоны с газом), то мы остались бы без газовой плитки, и как последние лохи кипятили бы воду в электрочайнике. Мало того, мы были бы лишены возможности варить пуэр, что по сути означало бы срыв мероприятия! Короче, Лельке — медаль и низкий поклон от всех осеньчайников.

Плюшки!
Плюшки!

Поскольку уверенности в окончательной победе над холодом у всех присутствующих еще не было — на свет была извлечена тяжелая артиллерия: самовар, а также наборчик спиртного, который предполагалось употребить с черными чаями. В наборчик спиртного вошли бутылочка испанского хереса, мадеры и грузинский коньяк «Сараджишвили», а несколько позже к ним присоединился ром «Баккарди». Но гвоздем программы стали слойки (с запеченным внутри яблоком), изготовленные в местной столовой. Денис раскочегарил свое огнедышащее чудовище (самовар), и сделал он это очень быстро и ловко. Впоследствии признался, что это результат долгих и трудных тренировок по топке самовара, которые он проводил, ко всеобщей радости соседей, у себя дома на балконе. По аналогии с советским комплексом ГТО, мне в голову тут же пришла идея — а не создать ли что-то типа боевого комплекса чаемана? Туда бы вошли такие прикладные виды как растопка самовара в полевых условиях на скорость, беседа с соседями (милицией, пожарниками, МЧС и др.) на убедительность и т.п. Надо сказать, что и это самоварное чаепитие удалось на славу! Никогда в своей жизни не пробовал ничего более вкусного, чем сиккимский дарджилинг + херес + пушкиногорские слойки. Сейчас пишу это, а слюни на клавиатуру так и капают, так и капают!

«Это что это они туда плеснули?» Ольга пытается пить столовский чай, а Глеб на нее скептически смотрит... На переднем плане лежит та самая справка.
«Это что это они туда плеснули?» Ольга пытается пить столовский чай, а Глеб на нее скептически смотрит... На переднем плане лежит та самая справка.

Потом был ужин в родной столовой, во время которого мы узнали страшную правду. На столе как бы нечаянно был обронен весьма странный документ, из которого следовало, что Шумаков «староста» группы, которая питается в «столовой УО и О». Данное открытие вызвало буйный ржач и долгое выяснение, кто из нас еще «УО», а кто уже полное «О». От этого жизнеутверждающего занятия нас отвлекло появление столовского чая. Данный «чай», к немалому удивлению работников столовой, вызвал новую волну неадекватно бурных восторгов. Кажется, кто-то из нашей группы УО его даже попробовал. Правда, дальнейшая судьба этих товарищей мне неизвестна...

Поужинали, с трудом отговорили Глеба не забирать столовскую кошку на шашлык, и дружно двинулись в баню. Баня оказалась неплоха, хотя и несколько тесновата для нашей веселой компании. Узнав, что водку пьянствовать и голыми при Луне бегать мы не собираемся, местная банщица прониклась к нам большим уважением, и даже по такому случаю заварила нам чайку с мятой. Правда, мы и сами не терялись, и в перерывах между парилкой попивали ароматный, очищающий организм и услаждающий взор лотосовый чай.

Креветки, вареные в пушонге.
Креветки, вареные в пушонге.

Естественно, после бани под воздействием ночной тьмы, народ потянуло на всякие ужасы, и дальнейшее продолжение культурно-чайной программы проходило под лозунгом: «Шок — это по-нашему!» Первой частью программы были те самые долгожданные креветки в пушонге. Рецепт вроде бы прост: кипятите воду, свистом подманиваете креветок, и аккуратно обернув каждую из них в чайный листочек, с учтивым поклоном, кладете ее (креветку) в воду. Далее варить до готовности, но без фанатизма, а так, чтобы креветочки как следует согрелись и пропитались чаем. Потом вода сливается, добавляется лимонный сок, и далее...

Вот далее крайне важна правильная организация процесса: во-первых, лучше не садиться (а лучше просто связать ему руки ;-))) рядом с Глебом, потому что скорость, с которой он поедает креветок — испытние не для слабонервных! Во-вторых, лучше взять бааальшую-бальшую ложку, потому как пальцами горячих креветок хватать неудобно, да и за один раз как-то много схватить не получается, что обидно. В-третьих, лучше не берите никаких там тарелок, а кушайте прямо на столе, ибо нет ничего живописнее бесстыдных розоватых останков креветочных тел (ну я ваще поэт!), вперемешку с чайными листьями. Если же быть серьезным, то вкусно. Просто изысканное деликатесное блюдо (и вновь слюни потекли на клавиатуру). Еще раз спасибо Сергею, который придумал сие кулинарное чудо и щедро угостил им всех нас.

Сергей пуэрит пуэр.
Сергей пуэрит пуэр.

Вторым пунктом программы «Шок — это по-нашему!» был пуэр. И не просто какой-то там пуэр, а пуэрище с «мотылем». Когда сей продукт варился, я очень хорошо чувствовал как гулко бились сердца несчастных осеньчайников и испарина проступала на их бледных лицах. Каждому наверняка хотелось закричать и бросится прочь, подальше от этих ужасных насекомых, которые уже начинали вовсю плавать и резвиться в чайном настое, и лишь тяжелый ужас сплачивал наши ряды и не давал сдвинуться с места. Все покорно ждали трагического финала...

Что можно сказать? Чай оказался весьма недурен, а участники мероприятия пока еще живы (надеюсь, глистогонное догадались принять?). Чтобы закрепить полученный эффект и не дать червячкам засохнуть, следом решили забомбить раритетный пуэр происхождения 1959 года. Данный чай очень порадовал насыщенным темно-малиновым цветом настоя, богатым вкусом и выраженным «вставляющим» пуэровским эффектом.

Один из последних снимков первого дня. Ноги и неочевидная телепередача...
Один из последних снимков первого дня. Ноги и неочевидная телепередача...

Потом было что-то еще, но мое сознание начало тихо угасать и я примостился подремать на родном диванчике возле камина. Эти садисты пили там улун 10-летний выдержки и закусывали его кофейными сливами, и всячески радовались тому, что «Иваныч-то спит, а мы тут вкусненькое кушаем!» Официально заявляю — я все слышал и все помню! Могли бы и налить стакашку улунчика безвременно уснувшему товарищу, сверху сухарик положить и заботливо у изголовья поставить...