чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site


чай :: выпуск 20 (05.02.00). д. шумаков

Комментарии от 17 мая 2015 года.

НЕМНОГО ЛИРИКИ
Вы наверняка знаете, уважаемые подписчики, что в любом деле существует такая вещь, как комплекс специалиста. Это когда тебя начинают считать самым лучшим в какой-то области. Часто — совершенно необоснованно. У меня так случилось с ноутбуками (после того как я в двух подогнул контакты два года назад, ко мне до сих пор приходят люди с лэптопами и просят починить) и с чаем.

Так вот, многократно рассказывая людям, почему я люблю чай, я сочинил и многократно пересказал историю, которую сейчас вам рассказываю.

Так случилось, что рассказывая о чае, его в первую очередь приходится сравнивать с кофе. Таковы людские привычки — и им приходится следовать, хотя сравнение это совершенно бестолковое.

Дело в том, что сущность чая — женская, сущность кофе — мужская. Чай поддатлив и утончен, изящен и полностью зависит от того, того его пьет. Чай не существует сам по себе — даже если это элитнейший и безумно дорогой сорт, он повторят пьющего — его настоение и душевное состояние, чуть смягчая углы и закругляя квадратности...

Воздействие чая мягкое и нежное — оно подобно присутствию прекрасной женщины. Никогда нельзя сказать, что именно в нем привлекает — но оно привлекает и чувствуется всегда.

У чая нет постоянного вкуса и аромата — они раскрываются каждый раз по-новому и только в умелых и терпеливых руках. Как вознаграждение за поиски воды, чайника, самого чая, процесс заваривания и вдумчивую медитацию на чашке китайского чая с одной лишь чаинкой на дне...

И именно потому, что сущность чая — женская, среди его поклонников гораздо больше мужчин...

Вопрос о том, кого больше среди поклонников чая, я бы сейчас не решал так категорично. Да и вообще бы не решал. Маркировение каких-либо сущностей по гендерному принципу — занятие лиричное и трогающее за душу (причем часто не только за свою). Истории про сущности (особенно про женские, конечно) отлично рассказываются в заинтересованной и романтической аудитории, в этих историях даже есть зачатки для манипулятивных техник. Вот только со временем обнаруживаешь, что деликатность и утонченность не имеют никакой гендерной привязки. А само определения (или назначение) того, какую сущность, мужскую или женскую, в большей степени проявляет какое-либо явление, становится совершенно неважным. Чай бывает вкусным и не очень, чаепития бывают удачными и нет, настроение бывает хорошим и плохим — но за каждым из этих «или» есть вполне рациональные причины.

Впрочем, одно свойство чая, высоко ценимое мною до сих пор, в комментируемом отрывке подмечено верно. Это концептуальная второстепенность чая. Чай — это явление второго плана, он определяющим образом зависит от настроения тех людей, что собрались за чайным столом. Именно поэтому так сильны чайные переживания неофитов, которые приходят на чаепития как на сеанс доброй магии. Именно поэтому чай и дзен имеют один вкус. И именно поэтому так душевны традиционные русские чаепития.

«Хорошо пить, когда небо безоблачно» — братья Самуйловы и Аверченко в «Аргонавтах» пили, конечно, совсем не чай. Но к чаю эта фраза подходит идеально.

ОБНОВЛЕНИЕ В РЕЙТИНГЕ. ВСТРЕЧАЕМ GOKAL!
Об этих чаях я еще пока молчал. А ведь Gokal поставляет в Россию очень хорошие чаи — только очень редко. И вот на днях прикупил я пачку «Мидаса» — со львами на непритязательной картонной пачке. Невзрачная и вечно мятая упаковка, кстати, один из отличительных признаков этой чаеразвесочной компании. Я вот «Каджеджунджу» вспоминаю — так та вообще в вечно мятых пачках была.

Однако, о «Мидасе». Чай оправдал ожидания — первая категория однозначно. Качественный индийский чай со всеми традиционными прибамбасами индийского чая. Изумительно пьется в промежутке с 21.00 по 23.00. Сначала чашку с сахаром и чем-либо мучным. Так, чтобы мучного (например, бисквита) было многовато. Чтобы после того, как чашка кончилась, хотелось пить. И вот тут усугубить все это дело уже второй чашкой — чуть менее крепко заваренной и без сахара. И без ничего в качестве закуски... И еще через некоторое время выпить чашку крепкого, чуть подслащенного и с мандаринами...

Эк меня колбасило-то. Чай «Мидас» помню только теоретически, а вот «Каджеджунджа» (я тогда не знал, что это Канченджанга — горный массив в Гималаях — но слово Kangchenjunga полагал богатым и могущем означать все, что угодно) был очень хорош. Допускаю, кстати, что там был сиккимский чай — и что я впервые попробовал его до того, как вообще узнал о его существовании.

ФАШИСТЫ!
Давным-давно, когда книжки Пикуля меня еще очень увлекали, я прочел в «Реквиеме каравану PQ-17» такую фразу: «Фашистские подводники густо мазали белый хлеб маслом и медом...» Рассудив, что эти самые подводники едва ли были дураками, я попробовал. Эффект (особенно в сочетании с цейлонским чаем без сахара с лимоном и рижским бальзамом) превзошел все ожидания. Попробуйте!

Точная цитата выглядит вот так: «Они густо мазали свой хлеб маслом и медом, ничего не желая знать о голоде и муках других людей». А сама композиция, описанная в комментируемом абзаце, довольно долго (но еще в дорассылочное время) была для меня символом роскоши.

Денис Шумаков