чай :: всегда под рукой
наши чаепития, избранные статьи
чайная москва, english site



чай :: (худл) александр максяшин. сделаны из меди

«Уральский следопыт». Февраль 1990.

«Есть в Свердловском историко-революционном музее редчайшая изделий из меди. Подносы, ковши, стопы, кувшины, ларцы, изготовленные на уральских заводах в XVIII веке, по своей уникальности уступают лишь коллекции Государственного Исторического музея в Москве. Начата она была в конце прошлого века собирателями различных редкостных вещей, членами Уральского общества любителей естествознания.

Немало тайн хранит старинная коллекция, над разгадкой которых вот уже многие годы трудятся ученые. Рядом с древнерусскими типами; и формами изделий соседствуют и заимствованные из искусства стран Востока и Западной Европы. Сказывалось влияние других культур. Но народные мастера творчески перерабатывали наследие прошлого, создавая свою Красоту.

Мало мы пока знаем о создателях медной утвари, выпускавшейся уральскими заводами. Оставили они потомкам ни с чем не сравнимые изделия да свои клейма на них: MAI, МВС, МЕВ, МВГ... Десятки неразгаданных имел, судеб человеческих.

В начале XVII века Россия покупала медь и железо у Швеции. Северная война прекратила поставку «свейского» металла. Вот тогда-то и вспомнили об Урале и Сибири. Начался ускоренный поиск новых месторождений руд. Строились уральские заводы. По указу Сената (1728 г.) они должны были изготовлять и медную утварь. С этого времени медь, как и чугун, стала не только основой уральской промышленности, но и прикладного искусства.

Производство медной утвари одним из первых освоил Екатеринбургский казенный завод. Еще и строительство не было закончено, а рабочие уже выдали первую продукцию — памятный поднос. На нем выгравирована надпись: «Его величества императора и самодержца всероссийского на новостроящемся заводе Катерин БУРХЕ ис первой пробы сибирской меди начисто в ковшу сделанной в славу и имяни их величества тщанием генерала майора Вилима Геннина июния 8 дня лета 1723 года». Поднос был преподнесен Петру I. В настоящее время он хранится в Государственном Эрмитаже как один из интереснейших памятников декоративно-прикладного искусства Урала первой половины ХVIII века.

В Екатеринбург свозилась черновая медь со всего Урала. И не удивительно: здесь был крупнейший в России монетный двор и работали многочисленные фабрики. Бытовые изделия с 1729 года начали изготавливать из меди в большом количестве. В Екатеринбург были присланы мастера по этому делу Прокопий и Степан Мироновы из Казани, Федот Москвин из Олонца. В помощь к ним приставили нескольких малолетних учеников из местной цифирной школы. Уже в первый год было сработано 25 пудов медной посуды.

В 30-е годы своей бытовой медью славился Суксунский завод Акинфия Демидова. Лучшим мастером «при деле медной посуды» на заводе был Федот Киселев. Его изделия хранятся в Государственном Историческом и Свердловском музеях. Наиболее значительна его ранняя работа (1748 г.) — четвертина-куб. Сам М. В. Ломоносов пользовался ею, приспособив для своих лабораторных исследований — перегонки нефти. На кубе сохранилась надпись: «М. В. Ломоносов».

Бывший балахонский купец Иван Осокин за короткий срок сумел поставить несколько медеплавильных заводов в Оренбургской и Пермской губерниях. Самые крупные из них, с посудными фабриками, были Иргинский и Юговской. Посуда с клеймами ИОЮЗ (Ивана Осокина Юговской завод) и ИОИЗ (Ивана Осокина Иргинский завод) сейчас большая редкость.

В 1741 году Иван Осокин открыл на своих заводах «фабрики для делания из красной меди в зеленую латунь». Получение отечественной латуни — важный этап в технологии медеплавильного производства. Но королем «медного дела» был все-таки Алексей Федорович Турчанинов — владелец Троицкого завода близ Соликамска. Была у него и фабрика по выделке медных и томпаковых изделий. Как отмечали исследователи прошлых столетий, здесь «...доделывали прекрасную посуду, посредством особенного искусства разными цветными видами испещренную». Турчанинов собрал у себя талантливых мастеров-медников. Они обладали филигранным искусством и безупречным художественным вкусом. Известны имена некоторых из них: Матвей Никифорович Большаков, его сыновья — Федор и Дмитрий, Степан Емельянович Стрежнин с сыном Михаилом, Пантелей Феклистович Суслов, Иван Алексеевич Чаплин... Диковинную, жарким огнем горевшую медную посуду не раз посылали в Петербург. Она была необычной, вычурной формы, с хитроумно сплетенным орнаментом и росписью. Изделиям впору было соперничать с благородным серебром. Глаз не оторвешь!

Медные изделия с Урала расходились по всему свету. «И сколько какой посуды в год зделаетца... того познать невозможно...», — писал в свое время известный горный деятель В. Геннин. Действительно, чайная, столовая, кухонная утварь, шкатулки, ларцы — всего не перечесть! Изделия ценились за удобство и красоту не только в России. Медная продукция с клеймом «СИБИРЬ» была одной из самых ходовых в XVIII веке за границей.

Но к концу ХVIII столетия медную утварь потеснила более дешевая керамика. Лишь отдельные предметы быта из меди выполнялись по заказам. Какие фигурные столики и резные оправы для штуфов магнитного железняка делались мастерами! Увековечил свое имя екатеринбургский мастер Федор Денисов. Два его универсальных «общих и вечно нескончаемых» календаря-компаса, изготовленных из латуни, восхищают и по сей день ценителей прекрасного».